POLIN

ВСТАТЬ!    СУД ИДЕТ......

Recommended Posts

Е.А. ПЕВЦОВА - исследования в области права.

В теории ментальности важное место составляет правовая составляющая. Движение к правовому государству невозможно без преодоления неправовых стереотипов и формирования личности, в своих поступках опирающейся на правовые основания. Следует заметить, что это требует изменения правового сознания самого судейского корпуса с учетом новых политических и социокультурных реалий.

Важно учитывать всю совокупность составляющих государственного устройства той или иной страны, различные аспекты его социокультурной специфики. Одним из мало исследованных вопросов в области правоведения является проблема роли, места и влияния этноконфессионального фактора, прежде всего в государствах, где он имеет существенное значение.

В большинстве современных государств провозглашена независимость судов. На уровне основных законов присутствует стремление оградить суды от факторов, способных исказить оценку судьи. Между тем, если с юридической точки зрения данная проблема во многом решена, то с экономической и социологической точки зрения судебная практика представляет собой поле действия многочисленных факторов, конфликт интересов, в котором принимаются различные решения. Одним из важнейших факторов, воздействующих на результат судебного процесса и принятия законодательных актов, является этноконфессиональный. Хотя он официально отрицается практически всеми современными демократическими государствами (а также большинством развивающихся стран и даже оставшихся классических тоталитарных стран (Северная Корея) — хотя бы на уровне декларируемых принципов), его роль как в политической жизни в целом, так и в судебной практике остается немаловажной. При этом, однако, исследование этого фактора крайне затруднено — во многих случаях невозможно получить достоверную информацию или в реальности определить, являлись ли этноконфессиональные различия основой того или иного процесса, формально основанного на совершенно других принципах, или, напротив, использовались для прикрытия различных эгоистических интересов.

Можно выделить несколько основных моделей, характеризующих поведение судей; при этом их применимость для анализа этноконфессионального фактора сильно различается:

• Теория «принятия решений, связанных с ми¬ни¬мальными издержками» (Kleinkostenent¬schei¬dung), разработанная в начале 1990-х гг. Кирхгесснером. Большинство анализируемых экономической наукой решений характеризуется наличием существенных последствий для лица, их принимающего. Введение в экономическую теорию понятия «внешних эффектов» (экстерналий) позволило провести анализ решений, которые оказывают воздействие не только на самого субъекта, но и на третьих лиц. Наконец, «решения, связанные с минимальными издержками» по Кирхгесснеру не влекут за собой никаких последствий для самого лица, принимающего решение, но существенны для третьих лиц. Механизм воздействия подобных решений различен и позволяет выделить две разновидности:

o Решения, воздействующие не на конкретных лиц, связанных с носителем решений, а на общество в целом. Классическим примером подобных решений являются выборы, когда голос каждого конкретного избирателя напрямую не воздействует ни на него самого, ни на какое-либо связанное с ним третье лицо, но существенен для общества в целом. Подобные решения играют важную роль и в судебной системе — особенно в деятельности конституционных судов и в рамках «прецедентного права» англо-американских стран. Принимаемые судебные решения играют роль источников права и тем самым существенным образом воздействуют на общество в целом. Ближе всего, в этом случае к решениям описанного выше типа решения конституционных судов по искам, инициированным политиками и не влекущими за собой для проигравшей стороны существенных последствий.

o Индивидуальные решения, не оказывающие воздействия на носителя решений, но существенные для каких-либо конкретных третьих лиц. Любое решение суда важно для участников процесса и может существенным образом повлиять на их судьбу.

Поэтому, исходя из логики Кирхгесснера, в судебной деятельности, решения не строятся на основе личной заинтересованности, а основаны на соображениях морали. Соответственно, основной целью государства при формировании судебной системы должно стать обеспечение для судей «ситуаций минимальных издержек», что и реализует большинство конституций демократических стран (несменяемость судей, ограничения на осуществление внесудебной деятельности и др.). Казалось бы, модель Кирхгесснера отрицает роль этноконфессионального фактора в судебном процессе. На практике, однако, ситуация существенно сложнее. Общие «моральные» принципы, на которых, по мнению Кирхгесснера, основывается решение судей в описанных выше ситуациях, сами во многих случаях детерминированы этноконфессиональными факторами — судья не может быть полностью свободен от общества. Поэтому в ситуации «минимальных издержек» этноконфессиональный фактор оказывает воздействие на судебную практику лишь постольку, поскольку он включен в этическую систему соответствующего государства. Сам Кирхгесснер не рассматривает эти факторы, полагая, что решения судей будут подчиняться некой «общечеловеческой» морали. В данном случае он исходит, однако, во многом из опыта развитых стран (следует заметить, что именно в них свобода судей и «ситуация решений, связанных м минимальными издержками», представлены в особенно заметных масштабах). При этом на практике этические нормы судей (которые в соответствии с моделью Кирхгесснера даже играют большую роль, чем нормы закона) зависят от конкретных культур и обществ. Соответственно, в различных странах роль этноконфессиональных факторов может сильно дифференцироваться — от практически доминирующей во многих исламских государствах до менее заметной в странах ЕС и США.

• Максимизация судьями доходов. Данная модель была предложена еще А.Смитом, предложившим, например, выплачивать судьям денежное вознаграждение за каждое принимаемое ими решение. Подобный подход также позволяет осуществлять анализ роли этнических и конфессиональных конфликтов в судебной практике, хотя отводит им куда меньшую роль, чем описанный выше. Этноконфессиональные соображения в этом случае играют роль лишь «ширмы», за которой в реальности стоят конкретные соображения о максимизации дохода. При этом роль этих факторов в странах Запада, где право отделено от религии и провозглашено равноправие этносов, роль данного фактора должна оказаться в принципе малосущественной.

• Стремление судей к максимизации свободного времени. Как ни странно, именно этот подход играет сегодня важную роль среди описываемых концепций. Предполагается, что судьи, с одной стороны, стремятся принимать решения на основе минимальных затрат времени (что ведет к снижению их качества), а с другой — стремятся не допустить пересмотров дел, связанных с угрозой дополнительных затрат времени. Данная модель описывает роль этноконфессионального фактора точно так же, как и модель максимизации дохода.

• отношения во многом определяются конкретными этническими и конфессиональными нормами. Соответственно, ими же определяется и поведение судей как актеров, стремящихся к власти и участвующих во властных отношениях. Данная модель позволяет включить этноконфессиональный фактор в анализ и как «ширму» для реальных властных интересов, и как фактор, определяющий поведение сторон судебного процесса и судей в борьбе за власть. Подчеркивается конфликтная сущность поведения сторон в судебном процессе.

• Стремление судей к максимизации престижа и уважения в обществе. В этом случае, решения судей оказываются куда более сильно зависимы от «общественного мнения», для которого этноконфессиональные факторы играют немаловажную роль. В связи с этим именно эти факторы и определяют судебные решения.

• Стремление судей к воплощению в жизнь конкретной идеологии. Судьи «навязывают» обществу свои идеологические представления и тем самым являются одной из сил формирования институциональной среды. Автором данной концепции является Познер, создатель экономического анализа права. Очевидно, что идеологические установки судей во многом детерминированы этническими и конфессиональными отношениями, которые поэтому определяющим образом влияют на решения судов.

Ключевой проблемой при анализе роли этноконфес¬сионального фактора в судебной практике является независимость судов. В случае высокой степени политического вмешательства в функционирование судебной сис¬темы, этноконфессиональный фактор в судебной прак¬тике проявляется прежде всего за счет влияния политической борьбы. Во многих странах, характеризующихся сравнительно низким уровнем независимости судов, их решения определяются политической властью, которая нередко руководствуется этноконфессиональными соображениями. В связи с этим анализ роли этноконфессионального фактора в судебной деятельности должен предваряться анализом независимости суда.

Существует большое число исследований, посвящен¬ных суверенитету судов в процессе принятия решений. В рамках данной работы используются данные срав¬ни¬тельного анализа, проведенного Ш.Фогтом и Л.П.Фель¬дом. Для большого числа стран были исследованы как фактическая независимость судов в процессе принятия решений, так и формальная (де-юре) независимость, закрепленная в различных законодательных актах.

Основными критериями формальной независимости являются:

• Присутствие принципа независимости судов в писанной конституции.

• Сложность изменения конституции (и, соответственно, отмены нормы о независимости судов).

• Процедура назначения судей.

• Возможность назначения судей на повторный срок.

• Порядок оплаты деятельности судей (их финансовая независимость от органов власти, закрепленная в законе).

• Адекватность оплаты деятельности судей (в соответствии с нормами закона).

• Гарантия стабильности бюджетов судов (не тождественных выплате заработной платы).

• Длительность пребывания судьи в должности.

• Возможность увольнения судей.

• Доступ к суду (возможность воздействовать на решения судей в соответствии с нормами закона).

• Порядок распределения дел между судами.

• Возможность проверки судами соответствия того или иного акта основному закону.

• Требования о публичности деятельности судов.

Фактическая независимость основана на следующих элементах:

• Реальная длительность пребывания судей в должности.

• Количество судей.

• Реальная стабильность как заработной платы судей, так и бюджетов судов.

• Наличие изменений в конституции, затрагивающих статус судей.

• Требования к судьям по сотрудничеству с правительством.

Полученные результаты во многом являются достаточно независимыми. Наибольшей формальной независимостью характеризуются страны с переходной экономикой и развивающиеся страны. Развитые страны оказались сосредоточены в средней части таблицы. Принятые в них достаточно давно акты во многом не содержат достаточных (с точки зрения современной теории) гарантий суверенитета судов; тем не менее, именно в этих странах, как показал анализ де-факто независимости, суды в реальности в наименьшей степени зависимы от внешнего давления. В рейтинге фактической независимости первые места занимают Армения и Кувейт, что связано со сравнительно небольшим числом охваченных анализом показателей.

Было бы неверно утверждать, что в зависимости от степени независимости судов роль этноконфессионального фактора в судебной практике варьируется. Точнее было бы сказать, что данный фактор проявляется различным образом. В странах с независимой судебной системой принципиальными становятся воззрения и идеологические убеждения самих судей. Напротив, в государствах, в которых судебная система характеризуется меньшей независимостью, этноконфессиональный фактор воздействует на принимаемые судами решения и косвенным образом, через политическую жизнь.

• Эмоциональные нормы, связанные с «естественной предрасположенностью человека к моральному поведению» и ограниченные жесткими рамками семьи, племени, рода, ближайших друзей, по отношению к которым человек стремится вести себя морально.

• Религиозные нормы, обеспечивающие взаимодействие людей на основе принципов религии.

• Идеологические нормы, в которых роль религиозных заповедей играют светские доктрины. Тем не менее, и религиозные, и идеологические нормы апеллируют к вере и куда в меньшей степени — к разуму.

• Нормы права, основанные на рациональных принципах. Право отделено от морали (светской или религиозной), но все же тесно с ней связано.

Экономическим результатом учета этноконфессионального фактора при принятии судебных решений является рост трансакционных издержек. Учет этноконфессионального фактора во всех промышленно развитых государствах (и в большинстве развивающихся, отказавшихся от национальной или религиозной дискриминации на уровне писаного права) происходит на основе системы неформальных норм и институтов. Между тем, издержки использования неформальных норм нередко выше издержек использования формального права (хотя и не всегда). Это связано со следующими факторами:

• Сложность определения конкретного содержания нормы (которое нередко не только трактуется по-разному различными индивидами, но воспринимается неоднозначно одним и тем же индивидом);

• Неопределенность результатов судебного процесса для обеих сторон в силу отсутствия достоверной информации о содержании нормы (стороны обладают лишь определенным представлением о том, какой нормы (какого толкования нормы) придерживается суд). В результате, если исходить из нейтральности к риску или же аверсии (боязни) риска участников процесса, они будут стремиться предпринять определенные меры предосторожности и ограничить себя от наиболее негативных последствий. Подобные затраты будут использованы непроизводительно с общественной точки зрения.

• Сложности при апелляции и кассации в высших инстанциях. Как уже было указано выше, норма трактуется неоднозначно: соответственно, ее трактовка у представителей судов различных уровней будет существенным образом различаться. Естественно, в такой ситуации результатом станет наличие сложной цепочки конфликтующих судебных процессов с неясным исходом, ведущих к непроизводительным затратам.

• Отсутствие четкой фиксации нормы ведет к росту затрат на поиск информации (впрочем, эту разновидность трансакционных издержек достаточно сложно оценить: нередко поиск писаной нормы связан с куда большими издержками, чем восприятие «интуитивной» неформальной нормы).

• Попытки сторон повлиять друг на друга с использованием неформальных норм достаточно вероятны. В результате возникают дополнительные непроизводительные издержки (на ис¬пользование неформальных каналов, на убеждение другого участника коммуникации, на согласование определенного понимания неформальной нормы, причем в судебном процессе эти издержки могут дублироваться, если обе стороны прибегнут к неформальным механизмам).

Несмотря на это, этноконфессиональный фактор остается одним из важных элементов судебной практики, в т.ч. и промышленно развитых стран.

Изменено пользователем POLIN

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Правовая система Индии обладает исключительным своеобразием, представляя смесь и сосуществование различных правовых культур, что отражает постоянную смену властителей на протяжении многовековой истории страны и многоконфессиональный характер современного индийского общества.

Единой индийской правовой культуры и правовой системы не существует, индийское право полисистемно. Большинство его отраслей сложилось под воздействием английского права в период британского владычества, эти отрасли образуют в совокупности общенациональное право индийского государства. В связи с этим можно утверждать, что Индия входит в семью общего права (англо-американскую правовую семью). Наряду с национальным правом территориального характера, которое применяется ко всем лицам вне зависимости от расы и вероисповедания, в Индии продолжают действовать лично-религиозные системы индусского и мусульманского права.

Индусское право - это религиозная правовая система, право общины, исповедующей индуизм в Индии и других странах Юго-Восточной Азии и Африки. Как и мусульманское право, оно связано с религией и изначально было направлено на регламентацию всех аспектов общественной жизни лиц, исповедующих индуизм. В широком смысле понятие "индус" включает не только лиц, исповедующих индуизм, но и тех, кто, не будучи приверженцем этой религии, согласен руководствоваться в своей жизни индусским правом (при условии, однако, что они не являются христианами, мусульманами, парсами или иудеями).

Модификация индусского права осуществлялась под влиянием социально-экономических перемен, внесенных в традиционный хозяйственный уклад развитием капиталистических отношений в колонии, посредством таких источников права, как закон и судебный прецедент. Английские судьи, применявшие индусское право, восполняли пробелы в нем нормами из английского общего права или создавая на его основе новые прецеденты. В результате в судебной практике место классического индусского права постепенно заняло "англо-индуистское право", которое очень скоро перестало нуждаться в опоре на традиционные источники писаного права, приобрело характер чисто прецедентного права и в качестве такового стало использоваться индийскими судами. Законами английские власти иногда отменяли и изменяли те нормы индусского права, которые казались им совершенно неприемлемыми.

Индийское право в отличие от индусского права - это национальное право, совокупность норм, действующих на территории всего государства. Нормы индийского права обязательны для проживающих в Индии граждан независимо от их национальности и религии. Индийское право сложилось в период, когда страна находилась под управлением Англии. В его формировании и развитии большая роль принадлежит законодательным актам, созданным для Индии англичанами, использовавшими ценности своего общего права. В колониальный период были проведены работы по систематизации законодательства, созданы крупные законы и кодексы, во многих отношениях значительно опередившие право, действовавшее в самой Англии. Создание права на светской основе было само по себе весьма прогрессивным и абсолютно необходимым решением в стране, где действовало одновременно индусское и мусульманское право.

Получение независимости дало новый импульс в процессе развития индийского права.Закон и судебный прецедент являются главными источниками права современной Индии. Законодательство и решения судов должны соответствовать Конституции. Контроль за конституционностью законов осуществляет Верховный суд.

Правом пересматривать свои заочные решения в индийском судопроизводстве наделены суды, вынесшие их не только по первой инстанции, но и в апелляционном порядке, и это право предусмотрено в нормах ГПК, регулирующих соответствующий вид производства. Для возобновления слушания дела, проходящего так же, как и первоначальное, ответчику необходимо доказать значимость причин своей неявки в суд—болезнь, длительное отсутствие, недолжное вручение повестки и т. п. В этом случае решение пересматривается, так как имеющиеся в нем неправильности обусловлены объективными причинами— ответчик не мог представить необходимую суду информацию, а суд, будучи неосведомленным о мотивах неявки, исходил из самого ее факта. Обжалование в индийском гражданском процессе, особенно в высших инстанциях, обусловлено рядом ограничений как правового, так и имущественного характера, что не всегда позволяет воспользоваться судебной защитой в полной мере.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сегодня выяснил, что апелляционная инстанция - комната при наличии прокурора и трех "гениальных" судей, в которой способны решить многомесячный спор в течении десяти минут, просто оставив в силе предыдущее решение!

Судьи должны помнить, что их дело истолковать закон, а не даровать его. (Ф.Бэкон)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сегодня выяснил, что апелляционная инстанция - комната при наличии прокурора и трех "гениальных" судей, в которой способны решить многомесячный спор в течении десяти минут.......

Главное, не ошибиться..........

Казенные по ошибке

Казнить по ошибке - не лучшая, но достаточно давняя традиция человечества. Иногда это служило предметом для последующих угрызений совести судей и палачей, однако чаще всего оправдывалось какими-нибудь благородными и убедительными доводами. Например, Цезарий Гейстербахский (XIII век) рассказывает случай, когда во французском городе Безье крестоносцы, борясь с ересью альбигойцев (катаров), истребили 100 тысяч человек. Они убивали всех подряд - и еретиков, и правоверных католиков, поскольку на свой вопрос: "Как отличим их меж собою", - получили от епископа лаконичный ответ: "Убивайте всех, Господь отделит своих".

Светоний повествует, как император Тиберий, приказав по ошибке отдать на пытки одного своего родосского знакомца и обнаружив затем ошибку, велел его умертвить, чтобы беззаконие не получило огласки.

В Венецианской республике во времена Возрождения был осужден и казнен пекарь, невиновность которого была доказана только после исполнения приговора. С тех пор, пока существовала Венецианская республика, перед началом каждого суда специальный глашатай напоминал судьям во всеуслышание: "Помни о пекаре!"

История любой страны кишит не только невинно казненными пекарями, но и великими людьми - поэтами, учеными, художниками, мыслителями... Достаточно было Робеспьеру обвинить (причем необоснованно) в злоупотреблениях гениального химика Лавуазье, как судьи моментально вынесли смертный приговор. На робкие возражения защиты председательствовавшей на суде надменно заявил: "La patrie n`a pas besoin de savants" ("Отечество не нуждается в ученых").

Наше время, когда разработаны и действуют юридические нормы, размещенные в сотнях томов, тем не менее не способно оградить от смертной казни невинно осужденных. Так, в США в XX веке (с 1900 по 1985 г.) в результате судебной ошибки было казнено не менее 23 человек. По данным Amnesty International, подобные казни случались и после 1985 года. 15 марта 1988 года в штате Флорида казнили Вилли Джаспера Дардена, несмотря на убедительные доказательства его алиби, полученные от двух независимых свидетелей. Международные протесты, в том числе от папы римского, Андрея Сахарова, преподобного Джесси Джексона, не смогли убедить губернатора Мартинеса помиловать осужденного.

Особенно много казней по ошибке совершается тоталитарными режимами (речь идет о действительных, а не мнимых ошибках, которыми прикрывают запланированное уничтожение противников). Когда Гитлер приказал провести операцию по уничтожению руководства штурмовых отрядов, в списки подлежавших уничтожению попал мюнхенский врач Людвиг Шмитт, сотрудничавший с Отто Штрассером, братом Грегора, второго человека о НСДАП до 1933 года, организатора "Черного фронта". В погоне за врачом отряд палачей натолкнулся на человека с похожей фамилией - музыкального критика Вильгельма-Людвига Шмида. Жил он совсем в другом месте, фамилия также была другая (Шмид, а не Шмитт), но все это впопыхах ускользнуло от внимания убийц. Они схватили музыкального критика и отправили в концлагерь Дахау, где и убили. Тело убитого послали родственникам, но строжайше повелели гроб с покойником не вскрывать.

Тоталитарные режимы - близнецы-братья. Подобные истории с однофамильцами частенько происходили после большевистской революции в России.

"При неряшливом отношении к человеческой жизни,- пишет историк С. П. Мельгунов - расстреливали однофамильцев - иногда по ошибке, иногда именно для того, чтобы не было ошибки.

Существует только один идеальный способ избежать ошибки при вынесении смертного приговора - не выносить его вовсе.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Главное, не ошибиться..........

Казенные по ошибке

:smile::smile::biggrin:

И всех остальных НЕВИНОНЫХ жалко, ОСУДЕННЫХ судьями с закрытыми глазами.

:smile:

( Но на мне греха нет)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Отношение к суду и судьям неоднозначно.

О судьях.

Читая "Падение" Альбера Камю, очень понравилось следующее:

"Я уверен, вас восхитил бы верный тон моих защитительных речей,

искренность волнения, убедительность, теплота и сдержанное негодование. От

природы я был наделен выигрышной внешностью, благородные позы давались мне

без труда. Кроме того, меня поддерживали два искренних чувства. Чувство

удовлетворенности от того, что я борюсь за правое дело, и безотчетное

презрение к судьям вообще. Впрочем, это презрение в конце концов не было уж

таким безотчетным. Теперь я знаю, что для него имелись основания, но со

стороны оно походило на некую страсть. Нельзя отрицать, что по крайней мере

в настоящий момент с судьями у нас слабовато, не правда ли? Но я не мог

понять, как это человек решается выполнять такие удивительные обязанности.

Судьи, однако, примелькались мне, и я мирился с их существованием, как,

скажем, с существованием кузнечиков. С тою лишь разницей, что нашествие

стрекочущих прямокрылых никогда не приносило мне ни гроша, тогда как я

зарабатывал себе на жизнь благодаря словопрениям с этими людьми, которых я

презирал."

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

«Равное правосудие для всех в соответствии с законом». Эти слова, утверждающие Соединенные Штаты правовым государством, в котором действия всех граждан в равной степени направляются и охраняются законом, высечены на мраморе высоко на фронтоне одного из наиболее значительных зданий Вашингтона, округ Колумбия. В этом четырехэтажном мраморном здании, выдержанном в стиле древнегреческого храма, работает Верховный Суд Соединенных Штатов Америки.

В состав Верховного Суда входят Председатель и восемь членов, и эти девять человек наделены необычайной властью, и на них лежит необычайная ответственность. Решения Верховного Суда могут влиять на жизнь всего народа и глубоко изменять характер общества. Так случалось не раз на протяжении американской истории. В прошлом решениями Верховного Суда останавливались действия Президентов страны, объявлялись неконституционными — и, следовательно, не имеющими силы — законы, принятые Конгрессом (законодательным органом страны), освобождались из тюремного заключения люди и защищались и расширялись свободы черных американцев и других национальных меньшинств.

Верховный Суд является высшим апелляционным судом, и ему принадлежит право окончательного заключения по делам, справедливость решений по которым, вынесенных судами низших инстанций, либо их соответствие нормам Конституции США, основного закона страны, кем-либо оспаривается.

Верховный Суд венчает целую систему, состоящую из большого количества федеральных судов. Кроме этого каждый штат создал собственную судебную систему, включающую верховный суд данного штата, для разбора гражданских и уголовных дел и апелляций на них. Существует также система окружных и городских судов. Зачастую даже в маленьком поселке с населением в несколько сот человек имеется местный судья, именуемый «мировым», решающий менее серьезные правовые вопросы. Есть особые военные суды для военнослужащих, а также иные специальные суды для решения круга вопросов от уплаты налогов до нарушения иммиграционного законодательства.

Сам факт существования столь разветвленной судебной системы свидетельствует о значении, придаваемом американцами правосудию. В Соединенных Штатах человек, обвиненный в преступлении, считается невиновным, пока его вина не доказана. Конституция требует предоставления каждому обвиняемому всех возможностей доказать свою невиновность на скором и открытом суде и быть признанным виновным или невиновным на основании доказательств, представленных группе непредвзятых граждан, именуемых присяжными заседателями. В случае признания подсудимого виновным осужденный все равно имеет право на честное и справедливое обращение, как это предписывает закон. Человек, с которым несправедливо обошелся или которого обманул другой человек или правительственный орган, должен иметь возможность требовать справедливости. Такую возможность американцу предоставляет суд. При огромном потенциале конфликтных ситуаций, создаваемых свободным обществом, неудивительно, что в Соединенных Штатах насчитывается более 542 000 юристов и несколько сот тысяч работников судов.

Озабоченность американцев правосудием зафиксирована в основном законе страны — Конституции Соединенных Штатов, определяющей структуру федерального правительства и гарантирующей права, свободы и справедливость для всех.

Конституция, созданная в 1787 году, установила принцип разделения правительства на три власти. Одна из них — юридическая власть, влиятельнейшей частью структуры которой является Верховный Суд Соединенных Штатов Америки.

Существует также законодательная власть, представляемая Конгрессом, куда избираются представители народа, и исполнительная власть, возглавляемая главой государства — Президентом. Создатели Конституции, основатели данной системы правления, разделили власть на три отдельных ветви, чтобы ни один человек, ни группа людей в правительстве не могли сконцентрировать в своих руках чрезмерную власть и взять под контроль остальных. Процедура назначения членов Верховного Суда может служить одним из примеров функционирования системы разделения властей, основанной на принципе «взаимозависимости и взаимоограничения».

Кандидатуры Председателя и членов Верховного Суда выдвигает Президент. Власть этого полномочия чрезвычайно велика, принимая во внимание влияние решений Верховного Суда на правовую систему и общество в целом. Однако авторы Конституции стремились гарантировать, что Президенты будут назначать только квалифицированных судей и не смогут смещать тех членов суда, чьи решения вызывали бы их недовольство. Подобный подход обеспечивает независимость судебной власти. По этим причинам никто не может стать членом Верховного Суда без утверждения Сенатом — верхней палатой Конгресса. Сенат не утверждает назначения, пока его члены не удостоверятся в компетентности предлагаемой кандидатуры. После утверждения ни Президент, ни Конгресс не могут сместить члена Верховного Суда без чрезвычайно веской причины; не может быть и уменьшено его жалование. Таким образом и Председатель, и члены Верховного Суда назначаются пожизненно и, вынося юридические решения, не обязаны — более того, не имеют права — принимать во внимание ни политическую конъюнктуру, ни взгляды руководителей других властей.

Основная функция Верховного Суда — вынесение решений по судебным делам, связанным с обвинениями в нарушении Конституции. Конституция наделяет определенными правами каждую ветвь федерального (общенационального) правительства. Она закрепляет также определенные права за правительствами штатов, создавая федеральную систему, в которой власть разделяется между общенациональными органами управления и органами управления штатов. В случае, если против любого служащего или ведомства федерального правительства либо правительства штата выдвигаются обвинения в нарушении законности, за окончательным решением по делу могут обратиться в Верховный Суд. Когда Суд выносит подобное решение, оно само обретает силу закона.

Большинство дел — в том числе самых знаменитых, — слушавшихся Верховным Судом, касались обвинений в нарушении гражданских прав. Подобные дела возникают, поскольку Конституция гарантирует эти права и свободы каждому гражданину. Каждый американец имеет право на «равное правосудие для всех в соответствии с законом».

Большинство прав и свобод, которыми пользуются американцы, закреплены в десяти коротких параграфах, называемых поправками и добавленных к Конституции Соединенных Штатов в 1792 году. Эти первые десять поправок образуют «Билль о правах». Они гарантируют свободу слова, свободу вероисповедания, свободу печати и свободу публичных собраний для обращения к правительству с претензиями. Также гарантируется право на открытый суд беспристрастных присяжных, право быть представленным в своих интересах на суде адвокатом и свобода от жестоких и необычных наказаний. Благодаря Биллю о правах полиция не может задержать, подвергнуть обыску или арестовать гражданина без достаточно веской причины, как не может без веской причины и судебного ордера подвергнуть обыску чей-нибудь дом.

Другие статьи Конституции гарантируют и иные права. Одним из важнейших является право на «соблюдение процессуальных гарантий». Это означает, что никто не может быть лишен жизни, свободы или имущества иначе, чем путем соблюдения всех надлежащих правовых норм. Полиции, государственным служащим, ведомствам и судам приходится тщательно следовать букве этих правовых уложений в каждом судебном деле. Ни единому лицу, ни группе лиц, ни организации не может быть отказано в соблюдении даже малейших правовых норм при исполнении закона посредством производства официальных действий, аресте или слушании дела в суде.

Анализ ряда дел, по которым принимал решения Верховный Суд, наилучшим образом помогает понять значение, придаваемое американцами Конституции, праву и принципу равенства всех перед законом. Даже не отражая всего спектра проходящих перед судом дел, подобный анализ демонстрирует широкий диапазон выносимых им решений.

Многие дела, поступающие на рассмотрение Верховного Суда, содержат обвинения в нарушении полицией или судьями прав обвиняемых. Не имеет значения, совершило данное лицо преступление или нет; Верховный Суд выносит решение не о вине или невиновности подсудимых, но лишь о соответствии законов и процессуальных норм статьям Конституции. Суд определяет, нарушались ли права личности на соблюдение процессуальных гарантий, иными словами, на юридически и процессуально правильное рассмотрение дела. При наличии подобных нарушений обвиняемый освобождается с возможным привлечением к новому судебному разбирательству при гарантии соблюдения процессуальных норм.

Следует отметить также, что решения Верховного Суда вызывают удовлетворение отнюдь не у всех американцев. Многие считают, что суд слишком часто «принимает сторону преступника», отменяя приговоры из-за допущенных нарушений прав подсудимых. Другие, тем не менее, стоят на том, что истинной целью подобных решений является защита невиновных и что лучше дать уйти нескольким преступникам, чем отправить в тюрьму хотя бы одного невиновного.

Верховный Суд решает далеко не все представленные ему дела. Лишь малая их толика заслуживает внимания его Председателя и членов. Остальные же изучаются судьями и затем отправляются обратно в судебную инстанцию или истцу, откуда они поступили. Это означает, что остается в силе решение, вынесенное нижестоящей инстанцией.

Ни одной стране, независимо от ее политической и экономической системы, еще не удалось решить проблему преступности, хотя народ и правительство Соединенных Штатов продолжают поиски путей к безопасному и более справедливому обществу. Несомненно одно: какие бы ни принимались меры по борьбе с преступностью, они будут приниматься в рамках законов, четко очерченных Конституцией, за соблюдением которых тщательно следит система судебной власти. В сумме своей эти законы гарантируют американскому народу его наиважнейшее право: «равное правосудие для всех в соответствии с законом».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Верховный суд США поддержал закон об эвтаназии

Верховный суд США подтвердил легитимность закона штата Орегон, разрешающего врачам помогать смертельно больным пациентам уходить из жизни.

Таким образом, высшая судебная инстанция отвергла попытку администрации Джорджа Буша отменить действующий в Орегоне закон, единственный подобный во всех США. Этот закон, как говорят наблюдатели, уже дал возможность врачам штата помочь более 200 неизлечимо больных людей добровольно расстаться с жизнью.

Это постановление суда, по всей видимости, будет иметь серьезные последствия для всех Соединенных Штатов: примеру Орегона могут теперь последовать и другие.

Вашингтонский корреспондент Би-би-си сообщает, что это решение является сокрушительным поражением для Белого дома и консервативных христианских групп, которые в течение пяти лет пытались добиться запрета эвтаназии.

ОРЕГОНСКИЙ ЗАКОН

Пациенту должно оставаться жить не более полугода

Пациент должен дважды потребовать эвтаназии в устном и один раз в письменном виде; между этими требованиями должно пройти не менее двух недель

Пациент должен быть вменяемым и психически дееспособным

Диагноз должен быть подтвержден двумя врачами

Смертельная доза медикаментов вводится самим пациентом

:smile::smile::smile:

( А причём здесь суд ?- В. Это же - самоубийство.)

Многие наблюдатели называют решение Верховного суда большой неудачей Джона Эшкрофта, бывшего министра юстиции в администрации Джорджа Буша, который выступил инициатором иска. Эшкрофт полагал, что сможет использовать антинаркотическое законодательство с целью наказания врачей, которые - в соответствии с действующим в Орегоне законом - прописывают смертельные дозы медикаментов.

Как написал член Верховного суда Энтони Кеннеди, "полномочия, на которые посягал министр юстиции, выходят за рамки его квалификации и не соответствуют предписанным ему законом целям и задачам".

Жесткие правила

Закон "О смерти и достоинстве" был принят населением Орегона на референдуме в 1997 году; с тех пор неизлечимые пациенты - в основном раковые - нередко просят врачей положить конец их страданиям.

При этом процесс эвтаназии регулируется очень жестким набором правил. Пациенту должно оставаться менее полугода жизни; двое врачей должны признать его вменяемым и психически дееспособным к принятию столь серьезного решения. Кроме того, на протяжении определенного периода пациент должен представить минимум одно письменное и два устных требования.

В таком случае умирающий получает от врача смертельную дозу препаратов, которые он, однако, должен принять самостоятельно.

Новый председатель Верховного суда Джон Робертс оказался в меньшинстве в первом серьезном деле, в рассмотрении которого он принял участие. Многие полагали, что, как истинный католик, Робертс будет голосовать против орегонского закона; другие говорили, что он с таким же рвением может выступить против вмешательства федерального правительства в дела штата. Правы оказались первые.

Многие из девяти членов Верховного суда (решение принято большинством в шесть голосов против трех) лично сталкивались с трагедией, вызванной раком. Эта болезнь была диагностирована у троих из них, жена четвертого консультирует молодых людей, умирающих от рака.

От рака в сентябре прошлого года умер и предшественник Джона Робертса Уильям Ренквист, который служил в этой должности на протяжении 18 лет.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Независимость и честь судебной власти на протяжении столетий в каждом обществе были объектом внимания людей как неотъемлемая предпосылка законности. За время существования судебной власти демократическое общество сформировало основные требования к судье как к лицу, которое должно участвовать в принятии, поддержании и обеспечении неуклонного соблюдения высоких норм поведения ради сохранения чести и независимости всей судебной власти.

Не существует общепринятого набора качественных характеристик идеального судьи. Каждое лицо, обращающееся в суд, ждет от судьи прежде всего честности, терпения, доброжелательности, способности сочувствовать, силы, решительности и даже смелости. Должность судьи обеспечивает высокий уровень престижа и уважения, но также возлагает на судью не меньшую ответственность. Понимание обществом сущности правосудия формируется на основании поведения судьи, того достоинства, с которым служитель Фемиды слушает дела в суде.

Деятельность суда при осуществлении правосудия направлена на укрепление законности, охрану прав и законных интересов участников процесса. Иногда судью сравнивают с компьютером, поскольку первый беспристрастно применяет положения законов и подзаконных актов, иногда — с арбитром, так как судья предлагает участникам процесса решение по каждой отдельной ситуации, иногда — со стратегом, поскольку судья дает ориентированную на будущее правовую оценку последствий тех или иных фактов, а иногда — и с царем Соломоном, так как именно судья изобретательно выносит справедливое решение с учетом целого ряда факторов, применяя необходимые законодательные нормы. Вообще, честный и справедливый судья наделен всеми этими чертами.

При осуществлении правосудия судья не должен словом или поведением выказывать благосклонность или предубежденность к участникам процесса и не должен разрешать делать это другим работникам суда. Он должен оставаться нейтральным. Если у него есть собственный интерес в споре, рассматривающемся судом, судья должен отказаться от участия в рассмотрении этого дела. :blink:(Не встречала такого...)

Служитель Фемиды не может выносить решение, опираясь на собственные представления о морали, поскольку они могут быть противоположными взглядам сторон, участвующих в деле.

Полная нейтральность идеальна для процесса вынесения судебного решения. К сожалению, большинство ученых, изучающих поведение общества, склоняются к мнению, что люди не способны избавиться от всех форм предвзятого отношения. Иногда некоторые элементы предубежденности все же проявляются, хоть и против собственной воли. Главное для судьи — ощутить наличие такого обстоятельства, заставить себя посмотреть на ход событий в судебном процессе как бы глазами другого человека или лучше всего — воспользоваться библейской истиной — «судить тем судом, которым сами хотите быть судимы».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Р.Ю. ПОЧЕКАЕВ

СУД И ПРАВОСУДИЕ В ЗОЛОТОЙ ОРДЕ

Судебная система Золотой Орды (Улуса Джучи) до сих пор не стала объектом самостоятельного исследования ни историков-востоковедов, ни юристов — историков права. Вопрос об организации суда и процесса Золотой Орды лишь затрагивался в работах, посвященных истории этого государства, в частности в исследовании Б.Д. Грекова и А.Ю. Якубовского,а также в сочинении Г.В. Вернадского «Монголы и Русь» [3]. Американский исследователь Д. Островски в статье, посвященной сравнению золотоордынских и русских государственно-правовых институтов, ограничивается кратким упоминанием о верховном суде Золотой Орды.

Имеется ряд специальных исследований по эволюции государства и права Великой Монгольской империи, в которых освещался и вопрос организации ее судебной системы. Среди них — статья востоковеда Т.Д. Скрынниковой (Улан-Удэ) о судопроизводстве в Монгольской империи . Ее выводы интересны и для анализа организации правосудия в Золотой Орде, поскольку он первоначально составлял часть Монгольской империи и, соответственно, должен был в значительной степени позаимствовать ее институты. Однако говорить о полной идентичности государственной структуры Монгольской империи и Золотой Орды вообще и организации системы правосудия в частности не приходится.

В упомянутой выше работе Т.Д. Скрынниковой перечисляются следующие органы, осуществляющие правосудие в Монгольской империи: суд великого хана, суд курултая — съезда представителей правящего рода и военачальников, суд специально назначенных лиц — судей-дзаргучи . Все эти органы действовали и в Золотой Орде.

Как и в Монгольской империи, высшей судебной инстанцией являлись правители Золотой Орды, которые во второй половине XIII в. получили сначала фактическую, а затем и официальную независимость и приняли ханский титул. Правосудие в качестве одной из функций ханской власти было унаследовано монголами от древних тюрков: уже в Тюркском каганате в VI–IX вв. хаган — высшая судебная инстанция . Центральное правительство в Монголии признало право фактического основателя Золотой Орды — Бату (Батый, правил в 1227–1256 гг.) на суд над подчиненными ему нойонами и чиновниками, — правда, с оговоркой, что «судьей Бату является каан». В 1250 е годы хаган Монке делегировал Бату судебные полномочия по вопросам общеимперского значения.

Своеобразным подтверждением значительности судебной составляющей ханской власти служат монеты. На многих из них среди эпитетов монарха присутствует титул «ал-адил», который переводится обычно как «справедливый» или «правосудный». Этот эпитет мы встречаем на монетах ханов, правление которых совпало с эпохой расцвета Золотой Орды (конец XIII — первая половина XIV вв.): «Султан верховный Тохтогу справедливый» , «Султан справедливый Джанибек» , и более поздних правителей (конец XIV в.) — «Султан справедливый Токтамыш-хан», «Султан справедливый Тимур-Кутлук-хан». Вероятно, обозначение судебной функции на монетах было чем-то подобным рекламе, т.е. таким образом Джучиды стремились сообщить о данной функции не только населению Золотой Орды, но и иностранным государям, купцам — всем тем, кто пользовался деньгами и мог прибегнуть к ханскому правосудию.

Главным источником права в Монгольской империи и государствах Чингизидов были так называемые ясы (законы) Чингис-хана (в совокупности именовавшиеся Великой Ясой) и его преемников — великих ханов. Великая Яса основателя империи и ясы его преемников составляли главный источник права для всех органов, осуществлявших правосудие, включая и хана. Иные источники не должны были противоречить ясам.

Другой важный источник — ярлыки самих ханов. Ярлыком назывался любой документ, издававшийся от имени верховного правителя — хана и обладавший определенными признаками (имел определенную структуру, снабжался алой печатью — тамгой, адресовался лицам, стоявшим по положению ниже издавшего его лица, и т.д.)

Далеко не все ярлыки являлись источниками права, которыми руководствовались при осуществлении правосудия. Например, не могли служить источниками права для ханов (и нижестоящих улусных судей) ярлыки-послания, которые были не юридическими, а дипломатическими документами; не были источниками для суда также ярлыки — жалованные и охранные грамоты, в большом количестве выдававшиеся дипломатам и частным лицам. Современные исследователи уделяют внимание как раз этим видам ярлыков, вероятно, потому, что некоторое количество ярлыков — преимущественно посланий и жалованных грамот сохранилось до нашего времени в оригиналах и переводах.

Однако существовали и другие ярлыки, которые можно считать источниками права, и которыми руководствовались ханы Золотой Орды и подчиненные им судьи — это упоминаемые в исторических хрониках и летописях указы правителей различных государств Чингизидов (например, приведенные Рашид ад-Дином «фирманы» персидского ильхана Газана «Об устранении мошенничества и неосновательных исков», «О пожаловании должности казия», «Об исках тридцатилетней давности»), дошедшие до нас в латинском и итальянском переводах ярлыки-договоры с Венецией .

Итак, хан Золотой Орды, как и хаган Монгольской империи, лично осуществлял судебные функции. Но суд хана являлся лишь одной, хотя и высшей, судебной инстанцией. Помимо суда хана существовали и другие суды, которым по мере надобности он передавал судебные полномочия. Есть сведения о том, что курултаи осуществляли правосудие и в Золотой Орде, также как и в Монголии.

Упоминания о суде курултая в источниках встречаются довольно редко. Можно предположить, что его судебная функция была лишь данью древнемонгольской традиции и вскоре была сведена на нет, как, впрочем, и другие его функции. Это связано с тем, указанные функции перешли в начале XIV в. к карачи-беям — родовым князьям, которые стали при хане Золотой Орды чем-то вроде «государственного совета».

Роль родовых князей в Золотой Орде была даже значительнее, чем в Монгольской империи, правители которой опирались на чиновничество, выдвинувшееся на первый план при Чингис-хане и его ближайших преемниках. Джучидам же приходилось больше считаться с предводителями племен, предки которых пришли вместе с основателем государства в Поволжье из Монголии, и с представителями местной знати. Конечно, положение и роль крупных феодалов в Золотой Орде во многом зависели от личности хана, но тенденция к усилению их роли в управлении, наметившаяся в правление хана Узбека (1313–1341), усиливалась в период всего дальнейшего существования Золотой Орды, что проявлялось и в осуществлении ими судебных функций.

Помимо князей, судебные функции выполняли также и даруги — наместники областей Золотой Орды. Источниками права, на основании которых князья и даруги осуществляли правосудие, являлись ясы и ярлыки, которые были обязательны и для самого хана.

Следующей судебной инстанцией был, также как и в Монгольской империи, собственно суд — «дзаргу» (или «яргу»). Вот как описывает его арабский торговец и путешественник первой половины XIV в. Ибн Баттута: «... каждый день кади приходит в его [эмира Тимур-Кутлуга, наместника Хорезма] приемную и садится на отведенное ему сиденье; вместе с ним являются правоведы и писцы. Насупротив его садится один из старших эмиров, при котором восемь других старших эмиров и шейхов тюркских, называемых аргуджи [яргучи]; к ним люди приходят судиться. Что относится к делам религиозным, то решает кади, другие же дела решают эти эмиры».

Правовой основой деятельности судов-дзаргу были в первую очередь ясы и ярлыки великих ханов и ханов Золотой Орды.

Наконец, следует рассмотреть еще один судебный институт, возникновение которого можно объяснить лишь международными связями Золотой Орды: совместный суд представителей власти Золотой Орды и других государств, который действовал в областях, где существовали оживленные отношения между купцами Золотой Орды и иных государств, дипломатами и пр. В первую очередь это относится к Причерноморью, задолго до возникновения Золотой Орды ставшему центром международной торговли и дипломатии. Особый статус этого региона заключался в том, что его население проживало и вело дела, как правило, не только по законам того государства, которое считалось его сюзереном (каковым в XIII–XV вв. формально являлась Золотая Орда), но и в соответствии с исторически сложившимися нормами международного права, обычаями делового оборота, представлявшими собой некую смесь византийской, тюркской, персидской, арабской и других правовых систем, представители которых имели интересы в регионе. Соответственно, властям Золотой Орды приходилось учитывать эти реалии в своей законодательной и судебной практике. Так, в Крыму и других черноморских регионах постоянно присутствовали представители Генуэзской и Венецианской республик. Хан признавал консула в Азове главой венецианской общины, а консула в Кафе — главой генуэзской. Согласно действующей в Причерноморье «табели о рангах» (отраженной, например, в словаре «Codex Cumanicus») консул по своему статусу приравнивался к мусульманскому кади , т.е. помимо административных функций, обладал и судебными.

Получив от ханов Золотой Орды значительные привилегии в торговле в Причерноморье, венецианцы добились также и права на правосудие в Золотой Орде не ее собственным судом, а с помощью своеобразных международных судебных институтов, которые, по сравнению с судом Монгольской империи, являлись нововведением. Порядок организации и действия подобных судов определялся, в частности, вышеупомянутыми ярлыками-договорами ханов Золотой Орды с Венецианской республикой. В данном случае мы сталкиваемся с характерным и для современного международного права принципом подведомственности по принципу гражданства (подданства) ответчика.

Таким образом, можно констатировать существование своего рода «международного судебного органа», стороны в котором представляли лично консул Венеции и даруга Джучидов. Подобный судебный орган следует классифицировать не как международный суд, одним из основных признаков которого является постоянная основа, а скорее как арбитраж ad hoc , поскольку, согласно цитированному выше ярлыку, его участники собирались для рассмотрения именно конкретных случаев, а не заседали постоянно.

Опираясь на общие принципы Великой Ясы, а также на конкретные ярлыки ханов, судьи «международных судов» в значительной степени руководствовались и собственным усмотрением, которое, подобно придворным князьям, соотносили с текущей политической ситуацией и личной позицией хана или своего непосредственного начальника — даруги, а представители итальянских республик, соответственно, — своего консула и правительства республик. Собственное усмотрение судей отражало тенденцию, распространенную в ту эпоху в судопроизводстве итальянских торговых республик: судьи (официальные и третейские) выносили решения, соответствующие особенностям момента, отдавая предпочтение общественному мнению и сложившейся ситуации, а не strictum ius . В неменьшей степени оно отражало и принятый в мусульманском праве принцип иджтихада — свободного усмотрения судьи (впоследствии — ученого-правоведа) в случае молчания по данному вопросу общепризнанного источника права.

Важным источником для «международных судов» были обычаи делового оборота, принятые в тех регионах, в которых эти суды осуществлялись. Вероятно, они даже преобладали над официальными нормами Золотой Орды и итальянских торговых республик: вряд ли итальянский консул и даруга Джучидов, действующие на паритетных началах, позволили бы возобладать при принятии решения законодательству одной из сторон.

Золотая Орда была создана потомками Чингис-хана в первой половине XIII в. Ее территория простиралась от берегов Днестра на Западе до Западной Сибири и Северного Казахстана на Востоке, включая также на некоторых этапах своей истории ряд ближневосточных, кавказских и среднеазиатских регионов. В начале XVI в. Золотая Орда распалась на ряд государств — Крымское, Казанское, Астраханское ханства, Ногайскую Орду и др., которые явились наследниками политической, государственной и правовой традиций Золотой Орды. Некоторые из этих государств просуществовали довольно долго: казахские ханства — до середины XIX, а Бухарский эмират и Хивинское ханство — до начала ХХ в.

На формирование, развитие и функционирование судебной системы Золотой Орды значительное влияние оказали многовековые государственные и правовые традиции тех регионов, которые входили в состав этого государства. Следует учитывать также и особенности правосознания в тот период времени, когда существовала Орда. Именно эти условия определяют своеобразные черты суда Золотой Орды и его сходства с судом и процессом других стран рассматриваемого периода времени.

Например, в Золотой Орде, как и в большинстве стран Европы и Азии (даже в Византии и Китае — государствах с древними правовыми традициями, имевшими сословие профессиональных юристов, а также и на Руси в современную ему эпоху не существовало отдельной ветви судебной власти: правосудие являлось одной из функций исполнительной власти. В Золотой Орде судьи-дзаргучи и кади заседали в «приемной» наместника области, т. е. подчинялись ему и, вероятно, им же назначались. Хан Золотой Орды являлся высшей судебной инстанцией, подобно любому из европейских монархов, русским князьям или китайским императорам.

Принятие ислама в качестве государственной религии в Золотой Орде привело и к заимствованию исламских институтов, в том числе и судебных. Так, появились суды кади, которые сосуществовали с традиционным монгольским институтом — судом-дзаргу и в целом были сходны с аналогичными судами стран исламского Востока — Египта, Ирана, Аравийского полуострова. Например, суд Золотой Орды имел постоянную основу — как в странах исламского мира (в отличие от стран Европы, Руси или даже Монгольской империи, где правосудие осуществлялось ad hoc).

Как и в большинстве стран Европы и Азии того времени (включая и Русь), в судопроизводстве Золотой Орды споры, возникающие в связи с торговлей, собственностью и т. п. (даже связанные с государственными интересами, т. е. относящиеся к публичной сфере), разрешались методами состязательного процесса. Судопроизводство представляло собой некое сакральное действо, в котором наиболее важное место отводилось не формальному следованию закону, а соблюдению многочисленных священных процедур, ритуалов, малейшее отклонение от которых означало поражение в споре, что характеризует данный тип процесса как подчинение государственного начала частному , и такой подход больше соответствует гражданскому процессу, нежели уголовному.

Суд Золотой Орды имел немало сходных черт с современными ему судами других стран — в области организации суда, религиозного влияния на судопроизводство, процесса. Однако было много и отличий.Так, в большинстве стран средневековой Европы основным принципом осуществления правосудия в период феодализма был суд равных: сеньора мог судить только суд сеньоров, владетеля лена — владетели ленов и пр.; иерархия суда, таким образом, отражала иерархию феодального общества.

В Золотой Орде подход к правосудию был несколько иным: уровень суда зависел не от сословной принадлежности участников процесса, а от категории дел. Как правило, на суд государственного органа выносилось дело, в котором затрагивались интересы государства, а для решения бытовых споров вмешательства властных структур не требовалось. Сам хан мог рассматривать и конфликты вассальных государей, и жалобы простых торговцев. В Золотой Орды мелкие проступки и споры разбирались соответствующими органами, решение которых было одинаковым как для простолюдинов, так и для представителей аристократии. Единственное исключение из правил составляли представители правящего рода Чингизидов и породнившиеся с ними путем браков представители знати: их дела рассматривались лишь семейным советом самих Чингизидов или ханом лично. Это объяснялось не столько сословным характером суда, сколько тем, что род Чингизидов воспринимался подданными как олицетворение некоей харизмы, носители которой были неподсудны суду простых людей.

Интересно отметить, что нормы монгольского права успешно сосуществовали с мусульманскими и в государствах — преемниках Золотой Орды. Например, в Казахском ханстве монгольские правовые обычаи служили руководством при рассмотрении дел судами племенных предводителей — биев еще в середине XIX в.

Мы не встречаем ни в хрониках, ни в документах той эпохи сведений о неравенстве перед судом в Золотой Орде мусульман и «неверных», как, например, в мусульманских районах христианской Испании в тот же период, где показания христианина-свидетеля принимались во внимание мусульманским судом только в том случае, если они подтверждались свидетелем-мусульманином, и игнорировались, если их мог подтвердить лишь другой христианин. Не было в Золотой Орде и особых судов для немусульман, каковые, например, появились в Османской империи после включения в ее состав христианских земель. Принцип веротерпимости монголов отмечали еще первые европейцы, вступившие с ними в контакт. Данный принцип отразился и на суде Золотой Орды, который так и не стал полностью мусульманским вплоть до падения этого государства. Подобный подход можно считать весьма передовым для той эпохи: в то время в Европе житель другой сельской общины уже считался чужаком, не говоря о представителях других государств и тем более конфессий.

Преобладание обвинительно-состязательного процесса в Золотой Орде сближает ее суд с судами других стран Европы и Азии. Вместе с тем при анализе судебного процесса в Золотой Орде мы сталкиваемся с интересной особенностью: тип применявшегося процесса, как и подсудность, зависел от категории дел.

Государственные органы Золотой Орды рассматривали только споры, в которых затрагивались государственные интересы. Торговые и связанные с вопросами торговли споры решались методами традиционного состязательного процесса, а дела, связанные с государственными преступлениями, нарушениями Великой Ясы и законов, оскорблением государя и т.д., рассматривались с помощью совсем других методов. Средневековые хроники сообщают, что назначенные для рассмотрения таких дел судьи сами вели расследование, добывали доказательства вины (в том числе и с применением пыток), принимали меры и по доставке обвиняемых в суд, и по обеспечению исполнения приговора.

Как и сама Золотая Орда, ее суд — своего рода синтез древнемонгольских (и даже домонгольских, тюркских) правовых обычаев и более новых, почерпнутых в результате завоеваний, элементов права, преимущественно исламских и отчасти европейских — греческих и итальянских (в Причерноморье). Но, в отличие от монгольских государств в Иране или в Китае, в Золотой Орде не произошло полной ассимиляции монголов местным населением и тотального заимствования местной системы власти, управления и права. Поэтому можно утверждать, что суд в Золотой Орде сочетал в себе элементы разных правовых систем, отдавая четкий приоритет монгольской правовой традиции.

Анализ сходных и самобытных черт системы правосудия Золотой Орды позволяет в определенной степени оценить ее общий уровень на фоне развития судебной системы в современном ей мире. Наличие существенных общих черт свидетельствует о том, что правосудие в Золотой Орде в целом соответствовало уровню развития суда в различных странах мира —

как европейских, так и азиатских. Особенности же суда Золотой Орды объясняются как своеобразием правосознания его общества, так и совокупностью ряда других факторов — влиянием традиций регионов, на которые распространялась власть Джучидов, принятием ислама, кочевыми традициями и пр.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

-На вторую ночь после свадьбы грузин убил молодую жену.

На суде его спрашивают: - За что ты ее убил?

Она нэ дэвушкой была!

- А почему в первую же ночь не убил?!

- В пэрвую ночь, дэвушкой была.

:hb:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Государственность и политико-правовая культура Грузии формировались в течение нескольких тысячелетий. Грузины - один из немногих народов древней цивилизации, кто смог сохранить и развить собственную государственность в продолжительные периоды истории. Христианство в Грузии начало распространяться в I в. н.э., а в 373 г. царь Картли Мириан объявил его государственной религией.

Историки отмечают высокий уровень правотворчества на всех этапах истории феодальной Грузии. Начиная с IX в. предпринимаются попытки систематизации законодательства. Первым светским актом этого периода, который дошел до нас в виде фрагментов, является "Книга права", известная как Законы Баграта Куропалата.

Венцом предыдущего правотворчества считают Законы царя Вахтанга VI, известные как Законодательный корпус. В XVIII в. по его инициативе и при активном участии создается кодифицированный акт, в который вошли Законы Моисея, греко-римское право (сборники византийских правоведов), Законы Мхитар Гоша, так называемое право Каталикоса, постановления грузинского церковного Собора (XVI в.), Судебники Георгия Блистательного и Бека-Агбуга и, наконец, Законы самого царя Вахтанга VI. Кроме названного, Вахтангу VI принадлежит также "Дастурламали" - законодательный памятник государственного и административного права, который по тем временам и понятиям можно назвать "малой конституцией".

Судебную власть в Грузии осуществляют Конституционный суд Грузии и суды общей юрисдикции. Учреждением судебной власти является прокуратура.

Конституционный суд состоит из девяти судей. Учредители Конституции закрепили способ формирования этого суда, редко встречающийся на практике и на первый взгляд кажущийся упрощенным. В юридической литературе этот способ иногда называют политическим, и заключается он в том, что в формировании суда участвуют все ветви государственной власти. Трех членов Конституционного суда назначает Президент Грузии, трех избирает Парламент Грузии и еще трех назначает Пленум Верховного суда Грузии. Срок полномочий судей - 10 лет, повторное избрание не допускается. Должностными лицами Конституционного суда являются его председатель, два заместителя председателя и секретарь Конституционного суда. Председателя Конституционного суда из числа судей по согласованному предложению Президента Грузии, председателя Парламента Грузии и председателя Верховного суда Грузии сроком на 5 лет без права переизбрания избирает Пленум Конституционного суда.

Существенные перемены коснулись Верховного суда Грузии. После отмены смертной казни в Грузии значительно сократилось количество дел, рассматриваемых Верховным судом в качестве суда первой инстанции, что повышает его внимание к кассационному судопроизводству. Изменяется и его надзорная деятельность. В соответствии с новым законодательством в Верховном суде создается Надзорная палата, которая будет рассматривать жалобы только коллегиально и только по вновь открывшимся обстоятельствам. В целом же структура Верховного суда выглядит следующим образом: Судебная коллегия по уголовным делам; Палата по гражданским делам, делам о предпринимательстве и банкротстве; Палата по административным делам и делам иных категорий; Палата по уголовным делам; Надзорная палата; Пленум.

Судьей общего суда может быть гражданин Грузии, достигший 30-летнего возраста, имеющий высшее юридическое образование и не менее чем пятилетний опыт работы по специальности. К этим конституционным требованиям в соответствии с Законом "Об общих судах" добавились дополнительные требования к подбору, подготовке и назначению судейских кадров. Теперь, чтобы стать судьей, необходимо пройти квалификационные экзамены, конкурс в Совете юстиции и назначение Президентом. Еще более требователен Закон к членам Верховного суда Грузии.

Судьи независимы в своей деятельности и подчиняются только Конституции и закону. Запрещается и карается любое давление на судью или вмешательство в его деятельность, никто не вправе требовать от судьи отчета по конкретному делу, недействительны любые акты, ограничивающие независимость судьи. К этим конституционным положениям следует добавить, что имеются подвижки и в деле обеспечения независимости суда, поскольку он выведен из-под "опеки" Министерства юстиции.

Конституция предусмотрела дополнительные гарантии неприкосновенности судьи. Не допускается его привлечение к уголовной ответственности, задержание или арест, личный обыск, обыск рабочего места, машины, жилища без согласия председателя Верховного суда Грузии. Такие же действия в отношении членов Верховного суда Грузии допускаются только с согласия Парламента Грузии.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Судопроизводство в исламских государствах.

Достоинством ограничительных начал мусульманского законоведения служит то обстоятельство, что изначально сужается круг свидетельствующих субъектов и резюмируется их добросовестность без дополнительных затрат на проверку полученных показаний. Поэтому мусульманское законодательство не всегда признает материальные объекты в качестве доказательств. Они должны быть подтверждены свидетельскими показаниями. В этой связи важно отметить большое внимание уделяемое исламским судопроизводством присяге сторон Обвиняемый имеет право выступать свидетелем своей невиновности и в этом случае он обязан произнести присягу. При этом он может клясться только именем Аллаха. Следует отметить и тот немаловажный факт, что, шариат допускает и ложную присягу. “Ложно присягать дозволено мусульманину единственно в случае, если он присягою своею может спасти единоверца своего, явно утесненного, обиженного сильными, но в сущности невиновного”. Это положение тесно увязывается с существующей в шиитском течении ислама нормой Токийа, суть которой заключается в том, что допускается благоразумное скрывание кем-нибудь истинной веры в условиях острой опасности. По нашему мнению, приведенные выше положения приводят к мысли о том, что благородная цель оправдывает любые средства. С точки зрения общепринятых норм морали это является неприемлемым. К фундаментальным основам исламского судопроизводства следует отнести создание условий для добровольной дачи показаний обвиняемым. Ему представляется возможность покаяться перед Аллахом, прибегнуть к очистительной присяге, которая основана на доверии суда к личности гражданина. Суд принимает меры к примирению сторон обвинения и защиты, способствует деятельному раскаянию путем заглаживания причиненного вреда. Данные меры предшествуют уголовно-правовой репрессии в принудительном порядке, обеспеченной силой и авторитетом государства. Добровольное признание обвиняемым своей вины, покаяние перед Аллахом в форме заглаживания вины перед конкретным пострадавшим от преступления опираются на договорные, диспозитивные начала исламского судопроизводства. Возможность компромисса между противоположными интересами сторон отражается в нормах обычного права. Ущерб от преступления заглаживается материальной компенсацией в виде уплаты потерпевшим материального ущерба. Важным моментом в исламском судопроизводстве является учет условий совершения того или иного преступления. Исламское право отвергает прецедент как источник права. Л.Р. Сюкияйенен пишет, что халиф Омар, рассматривая однажды спор, вынес решение, которое расходилось с нормой, применяемой им ранее по аналогичному делу. На вопрос о том, допустимо ли такое противоречие, Омар ответил: “То было правило, по которому мы судили раньше, а это - норма, по которой мы судим теперь”. Нормы шариата, предусматривающие ответственность за правонарушения могут не использоваться по решению судьи и заменяться на иные меры

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Судопроизводство в европейских странах.

"Во Франции, троих фотографов, снимавших принцессу Диану и Доди аль-Фаида в день их гибели, суд признал виновными в нарушении права на тайну личной жизни и приговорил их к штрафу в размере 1 (ОДИН) евро на ТРОИХ. :good:

Штраф по решению суда должен быть выплачен отцу Доди." :biggrin:

(Цит: Казахстанская правда, 25.02.06г.)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

СУДЕБНАЯ СИСТЕМА ЯПОНИИ . Высшим судебным учреждением Японии является Верховный суд, обладающий, согласно Конституции, всей полнотой судебной власти. Верховный суд состоит из главного судьи и 14 судей.

Главный судья назначается императором по представлению кабинета министров, остальные судьи — кабинетом. Назначение судей Верховного суда утверждается всенародным референдумом во время ближайших выборов в палату представителей. Затем такие референдумы повторяются через каждые 10 лет. Судья, против которого выскажется большинство голосовавших, уходит в отставку. Однако на практике такие референдумы носят чисто формальный характер, так как большинство населения Японии не имеет ясного представления о лицах, назначенных членами Верховного суда.

Верховный суд обладает исключительным правом толкования Конституции и суждения о соответствии Конституции тех или иных законов, постановлений и директив, а также правом пересмотра и отмены решений всех остальных судебных органов и прокуратуры.

Все звенья судебной системы подведомственны в административном отношении Верховному суду. Непосредственно Верховному суду подчиняются восемь районных апелляционных судов. Судьи апелляционных судов назначаются кабинетом министров по списку, представляемому Верховным судом. Апелляционным судам подчинены суды низовых инстанций соответствующих районов — местные, дисциплинарные и семейные. Судьи этих судов назначаются также кабинетом по представлению Верховного суда сроком на 10 лет с правом последующего возобновления назначения.

Местные суды контролируют деятельность дисциплинарных судов, которые занимаются разбором мелких дел по искам, а также дел, связанных с оскорблениями и нарушением общественного порядка.

Семейные суды объединены повсеместно с местными судами и действуют в пределах тех же территориальных единиц. В них разбираются гражданские дела, связанные с семейными отношениями, включая дела о разводах, о наследовании имущества, есовершеннолетних и т.д. Согласно Конституции, «все судьи независимы и действуют, следуя голосу своей совести», будучи связаны только Конституцией и законами.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Психология и суды (psychology and the courts)

Для описания исторических и развивающихся взаимоотношений между правом и психологией использовалась метафора «ухаживание». Процесс развития психологии как научной дисциплины вел к росту и увеличению психол. знаний и разнообразия соответствующих процедур, что, в свою очередь, обеспечивало суды новыми возможностями и сулило новые перспективы в отношении работы с наиболее тяжелыми делами, такими как случаи предположительно «психически больных» лиц, чье поведение нарушено, несет потенциальную угрозу для окружающих и кажется необъяснимым; случаи предположительно «невменяемых в отношении совершенного преступления» лиц, чье поведение нарушает закон, однако достаточная для наступления ответственности виновность к-рых вызывает сомнения; случаи так называемых «несовершеннолетних делинквентов», не подчиняющихся надзору и ограничениям, но при этом нуждающихся и в том, и в другом; случаи возможной недееспособности лиц, к-рые нуждаются в патерналистской защите и послаблениях в определенных сферах жизнедеятельности, но к-рые протестуют против благожелательных вмешательств. Ухаживанию судов за психологией во многом соответствовало смещение их собственного акцента — в сторону все большего движения от возмездия к реабилитации, от наказания к исправлению.

Сегодня эксперт-психолог входит в зал суда с узаконенным статусом «свидетеля-эксперта» (expert witness) и, как правило, получает предложение высказать свое клиническое суждение по поводу конкретных вопросов, имеющих отношение к конкретному чел. Правоспособен ли данный обвиняемый отвечать перед судом? Был ли он невменяемым в момент совершенного преступления? Представляет ли данный индивидуум в настоящее время опасность для себя или других? Яв-ся ли данный чел. психически больным? Нуждается ли данный чел. в лечении? Надлежит ли этого чел. направить на принудительное лечение в психиатрическую больницу? В дополнение, вырисовывается новая тенденция, к-рая обещает еще более широкий перечень вопросов к психологам в судебном зале. Представители поведенческой науки сегодня приглашаются в суд для проведения исследовательской экспертизы, к-рая охватывает широкое разнообразие вопросов и групп людей, напр., суждения очевидцев (eyewitness judgments), точность межрасовых показаний, размер группы присяжных, отбор присяжных и вынесение ими заключений по фактам, химия и функционирование мозга и взаимосвязи сознания и мозга.

Когда эксперты-психологи являются в суд для дачи показаний в слушании дела о принудительном направлении на лечение, их часто просят высказать суждение в отношении психич. болезни и прогноз в отношении ее «опасности». Эти суждения и прогнозы, как правило, основываются на интервью (проверке психич. статуса) и психол. тестировании. Однако, в процессе перекрестного допроса, на передний план выступают вопросы в отношении методов и выводов психолога, их валидности и надежности, а также тщательности работы и квалифицированности психолога. Психолог-эксперт, используя профессиональный язык, «рисует» портрет, к-рый может помочь пролить свет на кажущееся странным и неразумным поведение человека с предполагаемым психич. расстройством. Однако, рассказывая о «целях» или объясняя поступки в контексте мышления, мотивов, страхов и эмоций обвиняемого, эксперт использует телеологические и менталистские понятия, к-рые ничем не отличаются от языка права и неподготовленной публики.

Знания психолога, в частности в области психотер., послужили причиной «брачного союза» судов со специалистами по психич. здоровью в надежде, что терапия освободит и суды, и предположительно страдающих психич. расстройствами преступников от их собственных проблем. Эта надежда, однако, не оправдалась. Принудительное лечение и госпитализация не оказались эффективными средствами, и их неудачи возвращают пациентов назад в суды, где они отстаивают свои права на лечение или освобождение. Более действенные средства лечения, такие как медикаментозная и электрошоковая терапия, модификация поведения и лоботомия, также возвращают пациентов обратно в суды, на этот раз в роли отстаивающих свое право на отказ от лечения. Терапевты и пациенты, общество и суды, ощущают себя пойманными и запутавшимися как никогда ранее.

«Распутывание» не обязательно подразумевает развод. Раздельное проживание по взаимному согласию может оказаться полезным для того, чтобы психологи проанализировали свои методы, этику и концепции, свой язык и цели. Раздельное проживание может также дать время на проверку того, с чем может успешно справляться каждый, какие обещания каждый может и не может выполнить, что каждый может обоснованно ожидать друг от друга. Психология и право могут жить вместе, живут вместе и, в определенном смысле, обязаны жить вместе. Продолжается поиск, через действие и мышление, разумной общей позиции.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Эх, Полин!

Страшно далеки Вы от народа. :biggrin:

Вы нам всё про "заграницу", да про "правильные" судебные системы.

У нас, в родной стране - "каждый суслик - агроном." :umnik:

Вот уже г-н Хорунджий - налоговик (см. ниже) учит суды, как надо правильно применять процессуальные нормы, в ходе судебгого законодательства. :umnik:

Хорошо излагает, ....... Учитесь Киса ( к/ф 12 стульев)

Письмо Налогового комитета Министерства финансов Республики Казахстан

от 29 декабря 2005 года № НК-ЮУ-3-14/12292

Налоговый комитет Министерства финансов Республики Казахстан в целях надлежащего применения норм законодательства об административных правонарушениях сообщает следующее.

1. Кодексом об административных правонарушениях Республики Казахстан (далее - КоАП) определен исчерпывающий перечень лиц, представляющих интересы лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, в случаях, предусмотренных данным Кодексом. В данный перечень входят законные представители физического лица, законные представители юридического лица, защитники.

Относительно участия законных представителей физического лица.

Частью 1 статьи 586 КоАП установлено, что защиту прав и законных интересов физического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, или потерпевшего, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно осуществлять свои права, осуществляют их законные представители.

Законными представителями физического лица признаются родители, усыновители, опекуны, попечители и иные лица, на попечении или иждивении которых оно находится (часть 2 статьи 586 КоАП).

При этом согласно части 3 статьи 586 КоАП родственные связи или соответствующие полномочия лиц, являющихся законными представителями физического лица, удостоверяются документами, предусмотренными законодательством Республики Казахстан.

Относительно участия законных представителей юридического лица.

В соответствии с частью 2 статьи 587 КоАП законными представителями юридического лица являются его руководитель, а также иное лицо, являющееся в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица. Законные представители юридического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и потерпевшего имеют права и несут обязанности, предусмотренные данным Кодексом в отношении представляемых ими лиц.

При этом полномочия законного представителя юридического лица подтверждаются документами, удостоверяющими его служебное положение (часть 3 статьи 587 КоАП).

Законодательство Республики Казахстан не предусматривает конкретный перечень документов, удостоверяющих служебное положение.

В связи с чем, Налоговый комитет считает, что одним из документов, подтверждающих полномочия лица, представлять интересы юридического лица в ходе административного производства, может являться доверенность, оформленная в соответствии с требованиями статьи 167 Гражданского кодекса Республики Казахстан.

Данный вывод также подтверждается подпунктом 3) части 1 статьи 648 КоАП, согласно которому должностное лицо, приступив к рассмотрению дела об административном правонарушении, устанавливает личность участников производства по делу и проверяет полномочия законных представителей физического лица или юридического лица, защитника и уполномоченного представителя.

Статья 62 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан определяет порядок оформления полномочий представителя, в соответствии с которым полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом.

Относительно участия защитников.

Согласно части 1 статьи 584 КоАП лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе, в том числе пользоваться юридической помощью защитника.

В соответствии с частью 2 статьи 588 КоАП в качестве защитников допускаются адвокаты, супруг (супруга), близкие родственники или законные представители лица, привлекаемого к административной ответственности, представители профсоюзов и других общественных объединений по делам членов этих объединений. Иностранные адвокаты допускаются к участию в деле в качестве защитников, если это предусмотрено международным договором Республики Казахстан с соответствующим государством на взаимной основе в порядке, определяемом законодательством.

При этом пунктом 1 статьи 7 Закона Республики Казахстан от 5 декабря 1997 года «Об адвокатской деятельности» (далее - Закон) определено, что адвокат - это гражданин Республики Казахстан, имеющий высшее юридическое образование, получивший лицензию на право осуществления адвокатской деятельности, обязательно являющийся членом коллегии адвокатов и оказывающий юридическую помощь на профессиональной основе в рамках адвокатской деятельности, регламентируемой данным Законом.

Согласно пункту 1 статьи 7 Закона полномочия адвоката на ведение конкретного дела удостоверяются ордером. Форма ордера утверждается Министерством юстиции Республики Казахстан. Контроль и учет выдачи ордеров осуществляются президиумом коллегии адвокатов.

Заместитель Председателя Налогового комитета

Министерства финансов Республики Казахстан

А. Хорунжий

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот уже г-н Хорунджий - налоговик (см. ниже) учит суды, как надо правильно применять процессуальные нормы, в ходе судебгого законодательства. :umnik:

Хорошо излагает, .......

Так правильно излагает или нет :biggrin: этот господин Хороший..... ?

А вообще..... судей на мыло. Продажный народец.....

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Доктрина Ultra Vires в зарубежном праве.

Юридические лица в гражданском праве во многом подобны физическим. Так же как и люди, организации могут совершать юридически значимые действия, приобретать права и нести обязанности. Есть, однако, и существенные отличия. В отличие от человека, организация, будучи скорее юридической абстракцией, чем реальным действующим лицом, действует не самостоятельно, а через свои органы (например, акционерное общество в лице своего генерального директора заключает договор). Возникает вопрос, всегда ли совершение некоторого действия органом юридического лица означает наступление соответствующих последствий для самого этого юридического лица? Оказывается, не всегда.

Возможны ограничения двух видов. Во-первых, в отличие от человека, всегда обладающего общей (неограниченной) правоспособностью, правоспособность организации, то есть ее право на совершение тех или иных юридических действий, может быть ограничена законом или уставными документами данной организации. В западной юридической литературе такой выход за пределы правоспособности юридического лица обычно характеризуется латинским термином ultra vires (за пределами полномочий).

Во-вторых, возможны ограничения, связанные с полномочиями данного органа юридического лица. Эти полномочия также могут быть ограничены законом или учредительными документами организации, а также ее внутренними должностными инструкциями и т.п. Например, устав акционерного общества может предусматривать, что генеральный директор общества не имеет права отчуждать принадлежащую обществу недвижимость без согласия совета директоров; подобные ограничения нередко используются в российской практике для ограничения полномочий менеджмента в интересах акционеров. При превышении органом своих полномочий его действия также могут быть (но могут и не быть) признаны не имеющими юридических последствий. В случае превышения полномочий тоже часто говорят, что орган действует ultra vires, хотя некоторые авторы резервируют этот термин лишь для обозначения выхода за пределы правоспособности юридического лица.

Наконец, возможны (и, увы, довольно широко распространены) случаи, когда совершенные действия недействительны по причинам, не связанным с правоспособностью организации или полномочиями ее органов (например, сделка совершена с нарушением валютного законодательства).

Изначально, в период становления корпоративного права, во многих странах (прежде всего системы общего права) предполагалось, что правоспособность компании ограничена лишь теми видами деятельности, которые явно предусмотрены ее учредительными документами; сделки, совершенные за пределами правоспособности компании, признавались недействительными (доктрина ultra vires). Смысл этой жесткой позиции состоял в защите интересов акционеров и кредиторов компании от недобросовестных или некомпетентных действий менеджмента компании. Считалось, что каждый вкладчик (или займодавец) должен быть уверен, что его деньги пойдут именно на те цели, что предусмотрены предварительно изученным им уставом. Ограничение правоспособности компании мыслилось как своего рода плата за привилегию ограниченной ответственности участников компании.

Однако в дальнейшем, по мере развития экономических отношений и корпоративного права, ситуация постепенно смягчалась - за счет изменений как в законодательстве, так и в судебной практике. В современной экономике представляется крайне неэффективным заранее связывать руки менеджменту компании положениями устава. Очевидно, сыграли свою роль и вполне практические соображения: чтобы обойти правило ultra vires, авторы уставов приобрели привычку включать туда необозримые списки видов разрешенной деятельности, что, по сути, лишило это правило практического смысла. В настоящее время в большинстве стран данное правило либо отменено, либо его действие серьезно ограничено. Теперь акцент делается на защиту не акционеров и кредиторов (их интересы и так надежно защищены современным корпоративным и смежным законодательством), а коммерческих контрагентов компании. Считается, что контрагент должен быть уверен в действительности сделки, заключенной с компанией, независимо от того, что написано в ее уставных документах. Особенно актуальны подобные соображения в международной коммерции, ввиду многообразия языков и правовых систем.

В 1968 г. была принята Первая директива Совета Европейских сообществ (ныне Европейский союз), фактически упразднившая доктрину ultra vires в отношении третьих лиц (то есть, прежде всего, коммерческих контрагентов компании). В соответствии с Директивой, компания, оспаривающая свою сделку с третьим лицом, лишена, как правило, возможности ссылаться на ограничения, заложенные в ее собственном уставе. Это относится как к ограничениям правоспособности компании, так и к ограничениям полномочий ее органов. В настоящее время данные нормы стали, можно сказать, международным стандартом корпоративного права: ему следуют не только страны ЕС, но и другие, включая, до некоторой степени, даже США. Это отчасти относится и к России, что неудивительно, так как положения ее Гражданского кодекса были в основном смоделированы с западноевропейских образцов (в особенности с нидерландского).

Что касается полномочий органов, компания, разумеется, по-прежнему вправе ограничить их своим уставом. Но это не обязательно означает возможность признания недействительной сделки, совершенной с превышением полномочий. Чаще всего речь идет лишь о возможности предъявить руководителю компании (или другому лицу, превысившему полномочия) иска о возмещении причиненного подобными действиями ущерба.

Европейский союз

Рассмотрим подробнее положения упомянутой Первой директивы Совета Европейских сообществ от 1968 г. (68/151/EEC ). Интересующие нас положения содержатся в ст. 9.

1. Действия, совершенные органами компании, имеют обязательную силу для компании, даже если эти действия не включены в виды деятельности компании, если только эти действия не превышают полномочия, которые закон предоставляет или разрешает предоставлять таким органам.

Таким образом, исключена возможность ограничения уставными документами правоспособности компании. Действия органов, по существу, эквивалентны действию самой компании. Единственное исключение – если орган превышает свои законные (а не уставные!) полномочия. Впрочем, далее директива предусматривает возможность для отдельных государств (участников ЕС) установить еще одно исключение из этого правила.

Однако страны-участницы могут установить, что для компании не будут обязательны такие действия, находящиеся вне видов деятельности компании, если она докажет, что третье лицо знало, что действие было вне этих целей деятельности, или, в соответствии с обстоятельствами, не могло этого не знать; предоставление учредительных документов само по себе не является достаточным доказательством этого.

По сути, речь идет о недобросовестных действиях (хотя здесь этот термин не употребляется) третьего лица, заключающего с компанией сделку, заведомо противоречащую ее учредительным документам. В таком случае сделка может быть объявлена недействительной, если данная страна решила ввести такое положение в свое законодательство. Отметим пункт о том, что «иметь копию устава» не обязательно означает «знать об ограничениях, установленных уставом».

2. Ограничения полномочий органов компании, происходящие из уставных документов или решения компетентных органов [компании], не могут быть основанием [исков] против третьих лиц, даже если они [ограничения] были сообщены [данному третьему лицу].

Слова в скобках добавлены для ясности перевода. Таким образом, полномочия органов компании в отношении третьих лиц, по существу, не могут быть ограничены уставом или внутренними документами компании, а только законом.

Как видим, речь фактически идет о запрете применения правила ultra vires (в обоих смыслах) к сделкам с третьими лицами. Положения, установленные директивой, обязательны для имплементации в национальные законодательства стран-участниц ЕС. Однако они не обязаны дословно копировать в свой закон формулировки Директивы, а могут изложить их «своими словами», что, как мы увидим далее, может порождать вариации соответствующих норм.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прячься ! ............ ИДЁТ.

Источник цитаты (орган): Сайт газеты "Мегаполис" (http://www.megapolis.kz) [20.03.2006]

Странный маньяк

В Актобе объявился маньяк, :hb:

:biggrin::bow::hb:

который нападает на девушек. :suspect:

Впервые о появлении какого-то ненормального, преследующего девушек в районе авиагородка, стали рассказывать осенью прошлого года. Тогда поползли слухи, что он подкарауливает жертву в тёмных переулках, накидывает на голову капюшон и валит на землю. Родители стали бояться отпускать даже повзрослевших детей на улицу без сопровождающих.

На днях его жертвой стала двадцатидвухлетняя Ирина, проживающая в этом районе. Мужчина с перевязанным шарфом лицом сначала её преследовал, а потом напал сзади и воткнул острое оружие в спину. Ни золотые украшения, ни кошелёк его не интересовали.

– Я шла к маме в 11-м часу вечера одна. Напал он на меня возле дома юношества: подошёл сзади, закрыл рот рукой и спокойным голосом приказал: «Не ори». Я стала вырываться, вывернулась и стала кричать: «Помогите!». В ответ он воткнул в спину что-то острое и спокойно ушёл. На мне были золотые украшения, с собой кошелёк, сумка и пакет с вещами, но он ничего не взял. Я упала на бок, нащупала рукоятку, вытащила торчащее из спины оружие и выкинула. Хоть и кричала, никто не подошёл, – рассказывает Ирина.

Она сама добралась до родителей, после чего вызвали «скорую» и полицию. Девушке, которая поступила в больницу с колото-резаным ранением, сделали операцию. Рана оказалась глубокой, 8-10 см.

Сейчас Ирину уже выписали, но на домашнем совете было решено предать случившееся огласке. Как сама девушка, так и её родители не считают это простым ######ганством. Они утверждают, что проделками данного маньяка давно напуган весь район, и возмущены, что его никто не ищет.

– Мы решили об этом рассказать, потому что полиция не предпринимает никаких мер. А самосуд устраивать нельзя. Началось это с осени, а сейчас ведь уже весна: у психически неуравновешенных людей обострение, – беспокоится по понятным причинам отец девушки.

В пресс-службе ДВД области с комментариями были немногословны. Здесь напрочь отрицают возможность существования маньяка, а по поводу данного нападения ссылаются на расследование.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ложись!

Актюбинские :bow: судьи .... осуществляют "правосудие" :hb::dan::hb:

Цит: горЕ 15.12.2003, 17:58

Информация о нарушениях законодательства судами города Актобе и Актюбинским областным судом

Нарушения со стороны городского суда

1. Необоснованно задерживается выдача сторонам копий заочного решения, возвращаются заявления об отмене заочных решений. (Ахметова, Гафарова, Ли, Самуратова).

2. Необоснованно отказывается в удовлетворении ходатайств лиц, участвующих в процессе, об отложении дела. Так, в случае нахождения стороны в командировке, судьи требуют прикладывать к заявлению об отложении дела командировочные удостоверения. Общеизвестно, что командировочные удостоверения отмечаются по месту нахождения командированного, и, естественно, не могут быть приложены, как доказательство, на момент написания заявления об отложении дела. То же относится и к проездным документам (Ахметова, Косумбетов).

3. Решения выносятся в отсутствие сторон по делу (не извещаются о времени и месте вынесения решения). О вынесенном решении участники процессов узнают через неделю и более, после получения решения по почте. Соответственно, нарушаются сроки апелляционного обжалования. Решения выносятся в краткой форме, а после обращения стороны с заявлением о вынесении мотивированного решения, под всякими предлогами затягивается их выдача, или не выдаются вообще (Ли, Уристембаева, Ахметова, Мамбетова, Алишева, Умирбаева).

4. Решения выносятся с многочисленными ошибками, искажениями, зачастую не понятен смысл выводов, сделанных судом. В решениях отсутствуют важные доводы сторон. Судьи апеллируют непонятными терминами, не относящимися к делу, делают выводы по вопросам, требующим специальных знаний, либо проведения экспертиз (Умирбаева, Ли, Адилова, Самуратова, Алматова, Мамбетова, Алишева).

5. Судебные заседания назначаются на один и тот же день, на одно и то же время несколькими судьями, либо на день, когда проводится апелляционное рассмотрение дел, несмотря на то, что стороны заблаговременно предупреждают судью о невозможности участвовать в заседании. Судами не принимается во внимание уважительность неявки, дела рассматриваются в отсутствие сторон (Игиликов, Алишева, Шокатаева, Мамбетова, Умирбаева, Косумбетов, Гафарова, Адилова, Ли, Жангалиева, Бектасова, Самуратова).

6. Не предоставляется возможность ознакомиться с протоколами судебных заседаний. Стороны (участники процесса) вынуждены неоднократно обращаться по данному вопросу к судьям, которые требуют написания отдельных заявлений для ознакомления с протоколами судебных заседаний. Протоколы судебных заседаний составляются безграмотно, наспех, в них отсутствуют важнейшие доводы сторон, с грубыми нарушениями процессуальных сроков, что, естественно, лишает возможности участников процесса вносить изменения и дополнения в них. На несколько заседаний судов составляется один протокол. Нередки случаи, когда после вынесения решения, при ознакомлении с материалами дела, выясняется, что отсутствуют протоколы судебных заседаний (Умирбаева, Игиликов, Алишева, Шокатаева, Мамбетова, Бектасова, Адилова, Уристембаева, Ли, Ахметова, Косумбетов, Жангалиева).

7. Заседания проводятся с задержкой от 1 часа до 3 часов, при этом стороны находятся в коридорах суда. Ни судьи, ни их секретари не сообщают об отложении или изменении времени рассмотрения дела (Ахметова, Умирбаева, Уристембаева, Мамбетова, Бектасова, Ли).

8. Необоснованно требуется написание заявлений для ознакомления с материалами дела и снятия ксерокопий с документов, при этом заявления проходят бюрократический путь: судья - канцелярия - председатель суда - судья. Все это приводит к нарушениям сроков написания апелляционных и надзорных жалоб, ущемлению Конституционных прав лиц, участвующих в процессах (Умирбаева, Ли, Гафарова, Косумбетов, Адилова, Жангалиева).

9. Не извещаются надлежащим образом стороны о времени и месте судебного разбирательства, или извещаются таким образом, что стороне не представляется возможности и времени участвовать в судебном процессе. Стороны не извещаются о назначении апелляционных рассмотрений в областном суде, либо получают сообщения после рассмотрения апелляционной жалобы (Алишева, Адилова, Мамбетова, Косумбетов, Бектасова, Самуратова, Уристембаева, Жангалиева, Игиликов, Ли).

10. Остаются без рассмотрения обоснованные ходатайства участников процесса, в том числе и о вызове свидетелей, что даже не отражается в протоколах судебных заседаний и сказывается на всестороннем, полном и объективном рассмотрении дела (Ли, Косумбетов, Уристембаева, Гафарова, Умирбаева, Бектасова, Самуратова, Мамбетова, Игиликов, Алишева, Шокатаева, Адилова, Жангалиева).

11. Допускаются нарушения законодательства, граничащие с уголовно-наказуемыми деяниями (Жакупова, Самуратова, Бектасова).

12. Запрашивается большое количество документов, не имеющих никакого отношения к делу, а также документы, которых нет и не может быть у сторон, конфиденциальные документы (не относящиеся к делу). В то же время, не удовлетворяются ходатайства о запросе документов, которые стороны не могут получить самостоятельно (Шокатаева, Алишева, Игиликов, Мамбетова, Самуратова).

13. Не обеспечивается язык судопроизводства. Документы зачастую не переводятся, или переводятся в искаженном (непонятном) виде (экспертизы, судебные акты). Искажается смысл представленных сторонами доказательств, выводов суда, обоснований, приводимых сторонами. Игнорируются ходатайства о привлечении квалифицированных, знающих юридические термины, переводчиков. Привлекаются молодые люди, не владеющие государственным языком, либо пожилые граждане, имеющие физические недостатки (обладающие слабым слухом). Все это приводит к необъективному, неполному и не всестороннему рассмотрению дела и вынесению необоснованных судебных актов (Умирбаева, Бектасова, Куанышев).

14. Назначаются и рассматриваются дела в нерабочее время (Гафарова).

15. Нарушаются права сторон при ознакомлении с материалами дел. Дела на ознакомление предоставляются в хаотическом состоянии: материалы дела не подшиты, листы не пронумерованы, протоколы судебных заседаний не завершены и не подписаны, отсутствует опись документов, находящихся в деле, титульный лист дела не оформлен, и т.д. и т.п. (Умирбаева, Бектасова, Уристембаева, Шокатаева, Алишева, Мамбетова, Ли, Жангалиева).

16. Стороны не извещаются надлежащим образом о времени и месте судебного заседания. Телефонные и письменные сообщения передаются работникам организаций, не являющихся участниками судебных процессов. При этом суд не интересует, кому именно было передано сообщение и попадет ли оно стороне по делу. (Бектасова, Самуратова, Жангалиева).

17. Необоснованно возбуждаются административные дела по статье 513 ч.1 Кодекса Республики Казахстан "Об административных правонарушениях", в отношении лиц, участвующих в деле (Умирбаева).

18. Нарушается Нормативное постановление Верховного Суда РК от 13.12.2001г. №21 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству": не проводится подготовка гражданских дел к судебному разбирательству; не выносятся определения

о подготовке дел к судебному разбирательству; не направляются сторонам копии документов, обосновывающих исковые требования; не предлагается предоставление отзыва (возражения) на исковое заявление и доказательств в обоснование своих доводов, изложенных в отзыве (возражении); не выносятся определения о назначении дел к судебному слушанию, и т.д. и т.п. (Мамбетова, Самуратова, Бектасова, Ли).

19. Не принимаются во внимание доводы, установленные вступившими в законную силу решениями суда по ранее рассмотренным делам, от сторон требуют доказывать обстоятельства, которые ранее были установлены судебными решениями, вступившими в законную силу. (Шокатаева, Алишева, Игиликов, Ли, Жангалиева, Ахметова).

20. Судьи требуют от сторон - участников процесса оплату за снятие ксерокопий документов из материалов дел, в размере 87 тенге за каждый лист (Алишева, Шокатаева).

21. Направляются извещения о назначении заседаний коллегии областного суда, на государственном языке, без перевода, несмотря на то, что процессы ведутся на языке межнационального общения (Алишева, Шокатаева, Мырзаке).

22. Не удаляются свидетели из зала судебного заседания. В качестве свидетелей вызываются истцы, в том числе первые руководители юридических лиц, интересы которых представляют их представители (Алишева).

23. Нарушается кодекс судейской этики. Судьи проявляют словами и действиями предубеждения и недостаточную объективность, обрывают участников процесса, не давая высказать свои доводы, выражают свое мнение по тому или иному поводу, в повышенном тоне и в недопустимо назидательной форме обращаются к сторонам по делу, тем самым проявляют неуважение к участникам процесса. (Мамбетова, Гафарова, Адилова, Алишева, Шокатаева, Жангалиева, Умирбаева).

24. Выносятся новые судебные акты по делам, по которым они уже были вынесены ранее (Ли).

25. Рассматриваются дела с участием лиц, не имеющих доверенностей на представление интересов как истцов, так и ответчиков, с участием представителей, имеющих просроченные доверенности (Ли, Жангалиева, Самуратова, Бектасова, Жакупова, Шокатаева, Алишева).

26. Выносятся решения, в которых суды, по собственной инициативе, выходят за пределы предъявленных исковых требований. (Мамбетова, Адилова, Умирбаева, Жангалиева, Гафарова, Алишева).

27. При вынесении решений, за основу принимаются документы (доводы), отклоненные ранее в качестве доказательств (Мамбетова).

28. К административной ответственности привлекаются, вместо физических лиц юридические и наоборот, а также физические лица, не являющиеся субъектами административных правонарушений. (Самуратова).

29. Рассматриваются административные дела и привлекаются к административной ответственности лица по истечении срока давности (Косумбетов).

30. В судах созданы дежурные посты. Участникам процесса и остальным заинтересованным лицам невозможно попасть в здание суда. В первом, втором и экономическом судах, находящихся в одном здании, организовано около десяти канцелярий (от трех до пяти в каждом из судов). Не представляется возможным своевременно сдать документы, работники суда направляют граждан из одной канцелярии в другую, что создает нервозную обстановку и подрывает доверие к судебной системе. Не выдаются документы из архива (Тайгужиев, Кемалов, Мырзаке).

Нарушения со стороны областного суда

1. Изымаются и не возвращаются удостоверения личности лиц, участвующих в деле (Шайкенова).

2. Не проверяются законность и обоснованность решений судов первой инстанции в полном объеме. В постановлениях допускаются формулировки, типа: "доводы апелляционной жалобы являются надуманными и несостоятельными", "не заслуживающими внимания коллегии". Дела рассматриваются в течение пяти-семи минут. (Шайкенова, Лемашова, Балдыкова, Кожина, Кульписова, Маслякова).

3. Не удовлетворяются обоснованные заявления и ходатайства лиц, участвующих в деле, об отложении рассмотрения дела по уважительной причине (командировка, болезнь). Члены коллегии требуют командировочные удостоверения и проездные билеты лиц, которые еще не возвратились из командировки, а равно больничные листы лиц, находящихся на лечении (Уринбаева, Маслякова, Лемашова, Кожина, Кульписова).

4. Необоснованно возбуждаются административные дела по статье 513 ч.1 Кодекса Республики Казахстан "Об административных правонарушениях" в отношении лиц, участвующих в деле (Шайкенова, Алимбаева, Лемашова, Маслякова, Кожина).

5. Возбуждаются и рассматриваются административные дела, неподведомственные областному суду; дело не выделяется в отдельное производство; привлекаемому лицу не предоставляется защитник; протокол об административном правонарушении составляется в отсутствие лица, привлекаемого к ответственности; не опрашиваются привлекаемый к ответственности и свидетели; лица привлекаются к ответственности при отсутствии состава правонарушения (Шайкенова, Алимбаева, Лемашова, Маслякова, Кожина).

6. Нарушаются процессуальные права лиц, участвующих в деле: не выслушиваются доводы лиц, участвующих в деле; в ходе дачи объяснений и приведении доводов стороны обрываются (перебиваются) членами коллегии; на повышенных тонах, в грубой форме делаются необоснованные замечания и неуместные предупреждения; не принимаются ходатайства сторон со ссылкой на то, что они должны были быть заявлены в суде первой инстанции; не вызываются и не опрашиваются свидетели по делу (Шайкенова, Кульписова, Лемашова, Маслякова, Балдыкова, Алимбаева, Кожина).

7. Не принимаются дополнения к апелляционным жалобам, когда в дополнениях изложены обстоятельства, которые, по уважительным причинам, не могли быть изложены в апелляционных жалобах (Шайкенова, Лемашова, Кожина, Кульписова).

8. Судебные заседания проводятся без участников процесса и без выяснения причин их неявки на заседание (Шайкенова, Уринбаева, Маслякова, Балдыкова, Кожина, Лемашова, Кульписова).

Заинтересованные лица могут ознакомиться с документами, подтверждающими настоящую информацию в редакции газеты "Диапазон"

http://www.diapazon.kz/archive/2003/22/spravka.shtml

О, Полин :bum:

:suspect: зачем нам опыт мирового правосудия. :biggrin:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Правовая система Австралии формировалась под решающим влиянием английского права. Основными юридическими источниками там признаются, как и в Англии, сформулированное в судебных решениях общее право и законодательные акты. С появлением постоянных английских колоний в Австралии (1788 г.) в них сразу же стало непосредственно применяться английское право. Впоследствии британские власти постановили, что все нормы общего права и парламентские акты, действовавшие в Англии на 25 июля 1828 г., подлежат обязательному применению в существующих к этому моменту колониях в Австралии, а в дальнейшем им формально была предоставлена возможность самостоятельного формирования своих правовых и судебных систем. Однако в сфере общего права и в сфере законодательства на протяжении последующего столетия и до сравнительно недавнего времени в Австралии в значительной мере копировались решения английских судов и акты британского парламента. Вместе с тем постановление о сохранении в Австралии действия норм английского права по состоянию на 25 июля 1828 г. привело к тому, что в Австралии ныне могут применяться некоторые парламентские акты, давно отмененные как устаревшие в самой Великобритании.

Общее право, в отличие от законодательства, является единым для всех шести штатов и двух (Северной и Австралийской столичной) территорий Австралийского Союза. В этом смысле австралийская система общего права весьма существенно отличается от права США, где в каждом штате имеется "свое" общее право. Большую роль в обеспечении единства австралийского общего права играет Верховный суд Австралии, решения которого по вопросам общего права, принятые по жалобе на постановление суда любого штата, обязательны для всех судов Австралийского Союза. Силу прецедента в австралийской системе общего права имеют только решения Верховного суда Австралии и верховных судов штатов и территорий. Им обязаны следовать все нижестоящие суды, хотя сами верховные суды в Австралии никогда не считали и не считают себя связанными своими ранее принятыми решениями.

До 1960-х гг. влияние английского права на систему австралийского общего права было столь велико, что постановлениям палаты лордов и других британских апелляционных судебных инстанций неизменно отдавалось предпочтение перед решениями австралийских судов даже самого высокого ранга. Лишь за последние десятилетия австралийское общее право стало рассматриваться не как ччсть английского общего права, а как самостоятельная система, что было закреплено в решении Судебного комитета Тайного совета и ряда австралийских судов. Однако и поныне австралийские суды в своих постановлениях нередко ссылаются на авторитет английских судей.

Законодательство Австралии включает в себя законы, изданные парламентами Союза и отдельных штатов. К ним примыкают подзаконные акты соответствующих исполнительных властей. Компетенция Союза и штатов распределена Конституцией таким образом, что существенная часть правовых институтов регулируется законодательством штатов, известное число их оказалось в сфере совпадающей компетенции Союза и штатов (в случае противоречия между ними приоритет отдается законодательству Союза) и весьма значительнаяя причем крайне важная часть, - в исключительной компетенции Союза. Так, законодательством штатов регулируется право земельной собственности и ряд других видов собственности, договорное право, ответственность за причинение вреда, условия труда и др. (В большинстве штатов периодически издаются полуофициальные собранияядействующих законов.) К исключительному ведению Союза отнесено законодательство, определяющее юрисдикцию судов и регулирующее некоторые другие вопросы правосудия, законодательство по вопросам найма и увольнения, пенсионного обеспечения, брака и развода (кроме некоторых частных вопросов), а также банковское и авторское право.

В настоящее время в Австралии ведутся работы по реформе законодательства. С этой целью во всех штатах созданы соответствующие комиссии, которые вносяя на рассмотрение парламентов штатов предложения по пересмотру действующих законов. В начале 1970-х гг. была создана общеавстралийская комиссия, которой поруччно готовить предложения о "пересмотре, упрощении и модернизации законов", отнесенных к компетенции Союза, а также о путях достижения "единообразия" в законодательстве штатов и территорий. По подготовленным комиссией отчетам и предложениям изданы законы о жалобах на действия должностныы лиц, о борьбе с распространением наркотиков, по некоторым вопросам приобретения земли, страхования и др.

Большинство отраслей права Австралии, в том числе гражданское право, не содержат существенных отличий от английского права. Исключение составляют лишь нормы, относящиеся к земельному праву и отчасти к трудовым отношениям. Специфичные природные условия Австралии, где в пустынях, например, вода ценится куда больше, чем размеры земельных уччстков, наличие месторождений золота и вспыхивающие время от времени "золотые лихорадки" вызвали к жизни отличающиеся от английских законы о государственной регистрации прав собственников земельных участков. Для трудового законодательства Австралии, развивавшегося, главным образом, в условиях повышенного спроса на рабочую силу, характерно широкое применение принудительного арбитража при разрешении трудовых конфликтов. В 1988 г. был принят федеральный Закон о трудовых отношениях, который предусматривает активное участие правительства в регулировании конфликтов между предпринимателями и работниками, прежде всего на стадии заключения трудовых договоров. Этот закон стимулирует укрепление профсоюзов, определяет их взаимоотношения со своими членами, а также предписывает создание Австралийской комиссии по трудовым отношениям.

Во второй половине XX в. австралийские законодательные органы и суды прилагают значительные усилия, чтобы с помощью как вновь изданных законов, так и традиционных институтов общего права защитить интересы покупателей от недобросовестных продавцов и рядовых потребителей от произвола крупных корпораций. Деятельность компаний на всей территории страны теперь регулируется Законом о корпорациях 1989 г.

Ныне в Австралии действуют правовые нормы, служащие защите от различных видов загрязнения окружающей среды. Среди них находят применение не только новейшие законодательные акты федерации и отдельныы штатов (например, принятый в штате Южная Австралия в 1987 г. Закон об охране вод от загрязнения нефтью и иными вредными веществами), но и нормы общего права, возникшие в средневековой Англии и некогда предназначавшиеся дляязащиты интересов частных собственников. В этой связи нередко возникают парадоксальные ситуации, например, когда суд отказывается принимать иск к предпринимателю от группы борцов против загрязнения природы, если ни один из ее членов не является землевладельцем, понесшим конкретный имущественный ущерб.

Одну из своеобразных отраслей законодательства Австралии образуют нормы, регулирующие юридическое положение коренных жителей страны - аборигенов, оказавшихся на грани вымирания. В XX в. в правовом статусе аборигенов произошло немало изменений. Если по Конституции 1900 г. за ними признавались только избирательные права, то после референдума, проведенного в 1967 г., они формально были признаны полноправными гражданами. В 1968 г. было создано федеральное министерство по делам аборигенов (такие министерства имеются и в некоторых штатах). В 1973 г. учрежден Национальный консультативный комитет аборигенов, состоящий из представителей коренного населения Австралии, но фактически не получивший сколько-нибудь серьезных полномочий. В 1976 г. в Северной территории началось строительство поселков для аборигенов, в ряде штатов за последние годыыбыли приняты законы, предоставившие им право на землю, их гражданские права нередко отстаивают и представители официальных органов власти. Однако основные проблемы австралийских аборигенов остаются нерешенными.

Ведущее место в истории уголовного законодательства Австралии принадлежит Уголовному кодексу штата Квинсленд 1899 г. Он был подготовлен на основе проекта уголовного кодекса, разработанного для Англии известным юристом Стифеном в 1877 г., но так и не ставшего законом. УК штата Квинсленд был в 1913 г. переиздан в новой редакции для штата Западная Австралия, а в 1924 г., еще в одной редакции, - для штата Тасмания. УК штата Квинсленд наряду с Уголовным кодексом Индии 1860 г. сыграл важную роль в качестве образца при составлении уголовных кодексов для английских колоний в Африке и Других районах земного шара (английские власти нередко распространяли действие кодекса, подготовленного для какой-либо из своих колоний, на территорию, расположенную в другой части света, не считаясь ни с условиями страны, ни с уровнем ее развития, ни с обычаями и нравами ее населения).

Основные виды наказания, предусмотренные уголовными законами федерации и штатов, - лишение свободы, условное осуждение и штраф. Смертная казнь в Австралии отменена ныне на всей территории страны после того, как к 1985 г. ее последовательно отменили штаты. Как способ отбывания наказания к лишению свободы применяется периодическое заключение, практикуется временное освобождение для работы в конце срока отбывания наказания к лишению свободы. В Австралии, как и в других капиталистических странах, ныне ведутся усиленные поиски мер наказания, не связанных с лишением свободы, а также различных вариантов условного осуждения, отсрочки судебного разбирательства, отсрочки вынесения приговора и его исполнения и т.п.

В университетах каждого из австралийских штатов (кроме названных, это - Викторияя Новый Южный Уэльс и Южная Австралия) имеются юридические факультеты, на которых в основном сосредоточены исследования в области права.

Судебная система Австралии включает в себя федеральныы суды, суды отдельных штатов, а также несколько специальных судебных учреждений с четко определенными, весьма ограниченными функциями. И федеральные суды, и суды отдельных штатов могут рассматривать дела в соответствии с законодательством как Союза, так и штатов. Поэтому федеральные суды созданы лишь в качестве высших судебных органов, а также дляявыполнения судебных функций в Австралийской столичной и Северной территориях.

Федеральная система судов подверглась существенным преобразованиям в конце 1970-х гг., когда наряду с ранее действовавшим Высоким судом Австралии были созданы Семейный суд Австралии (Закон о семейном праве 1975 г.), а затем федеральный суд Австралии (закон о нем принят в 1976 г.).

Высокий суд Австралии состоит из председателя и шести членов. Он рассматривает вопросы, связанные с толкованием Конституции, дела, в которых Австралийский Союз выступает в качестве одной из сторон, споры между штатами, жалобы на действия некоторых федеральных чиновников, а также дела об уголовных преступлениях, предусмотренных законодательством Австралийского Союза (их может рассматривать и один из членов суда единолично). Помимо этого, Высокий суд Австралии разбирает жалобы на любые решения, приговоры или приказы судов, осуществляющих федеральную юрисдикцию, а также на соответствующие постановления верховных судов или других судов штатов.

Изменено пользователем POLIN

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

О судебно-правовой системе Объединенных Арабских Эмиратов

Правовая система Объединенных Арабских Эмиратов в арабском мире отличается своей уникальностью, благодаря федеральной структуре государства.

ОАЭ были сформированы путем слияния 7 эмиратов в 1971 г. по федеративному принципу. При этом, во многих сферах государственного, политического и судебного распределения обязанностей между федеральным правительством и субъектами федерации, многие эмираты сохранили относительную автономию.

Указанный факт обусловил разделение судебной системы ОАЭ на две ветви: федеральные суды и местные суды, имеющие юрисдикцию в рамках определенных эмиратов.

После образования ОАЭ на протяжении двух лет судебная власть осуществлялась лишь на местном уровне. Вместе с тем, даже после создания в 1973 г. Высшего Федерального Суда ОАЭ (ВФС) этот орган продолжал исполнять лишь формальные функции до 1978 г., в ходе которого ВФС были фактически переданы некоторые судебные полномочия. В то же время, следует отметить, что Высший Федеральный Суд ОАЭ исполняет функции Конституционного совета, что является его основной обязанностью.

Полномочия ВФС ОАЭ были значительно расширены после принятия Федерального закона о судах в 1983 г. В соответствии с указанным законом в состав ВФС входит Президент ОАЭ, который назначает с одобрения Высшего совета ОАЭ, пятерых судей. Федеральная судебная система ОАЭ состоит из трех уровней: суды первой инстанции, апелляционные суды и Высший Федеральный Суд.

Согласно Конституции ОАЭ, утвержденной в 1996 г., судьи в отправлении правосудия являются независимыми и неподотчетными. ВФС ОАЭ обладает правом осуществлять правосудие при разбирательствах между субъектами федерации, а также федеральным правительством и отдельными субъектами федерации.

Необходимо также отметить роль Министерства юстиции и вопросов Ислама ОАЭ, которое также вовлечено в судопроизводство на консультативном уровне.

Несмотря на относительно большой срок с момента создания Федерации многие Эмираты сохраняют судебную автономию в судопроизводстве. В этой связи следует отметить сложную структуру судебной системы ОАЭ, которая в дополнение к делению на федеральные и местные суды, подразделяется на суды Шариата и светские суды. Светские суды являются частью федеральной судебной системы и подотчетны ВФС.

Система местных судов имеет весьма продолжительную историю, поскольку они существовали задолго до образования ОАЭ.

В каждом эмирате действуют шариатские суды, которые являются одним из основных элементов местных судов. В большинстве случаев, в юрисдикцию этих судов в дополнение к особому производству входят все виды гражданских и коммерческих дел, а также уголовные дела, Шариатские суды осуществляют правосудие на основе Исламского права, вместе с тем, они формально подотчетны ВФС.

В некоторых субъектах федерации существуют суды Правителя эмирата, которые рассматривают споры между крупными племенами.

Каждая из ветвей судебной системы ОАЭ, имеет свой порядок апелляции. Вместе с тем, можно обозначить основные ее моменты. Апелляции на решение о смертной казни вносятся на рассмотрение Правителю эмирата, на территории которого было вынесено такое решение, либо Президенту ОАЭ. Немусульмане, осужденные судом Шариата, могут получить по решению судьи наказание, предписанное светской системой права. Наказания, вынесенные судом Шариата немусульманам, могут быть апеллированы для изменения их на светские наказания за аналогичные преступления.

В результате пересмотра дела на основании апелляции, вышестоящий суд может назначить новое расследование и истребовать необходимые документы. Суд по результатам новых обстоятельств дела может отменить либо смягчить наказание, вынесенное вышестоящим судом, либо ужесточить его.

Как отмечалось, судебная система каждого из эмиратов имеет свои различия. Вместе с тем, наибольшую уникальность сохранили эмираты Дубай и Рас Аль-Хайма, которые не передали юрисдикцию по гражданским, уголовным и административным делам федеральным судам.

В дополнение к этому, Эмират Дубай создал Судебный совет Шариата по семейным делам, который не существует в остальных эмиратах. В 2004 г. руководство Эмирата Дубай наделило судебными полномочиями Дубайский Международный Финансовый Центр (ДМФЦ), в компетенцию которого входят коммерческие дела, совершаемые между субъектами Центра. Суд ДМФЦ состоит из судей, а также председателя, которому могут направляться апелляции. Суд Центра не рассматривает дела уголовного характера.

Эксперты Программы развития ООН отмечают две ключевых проблемы судебно-правовой системы ОАЭ.

Основная проблема состоит в излишней сложности структуры судебной системы, которая, как отмечалось, состоит из федеральных и местных судов. В дополнение к этому, существует разделение на светские и исламские суды. Такое деление подразумевает дублирование функций различными судами.

Вместе с тем, в краткосрочный период данная проблема не может быть решена по причине нежелания некоторых эмиратов, включая второй по величине Эмират Дубай, отказаться полностью от автономии в исполнении судебных функций в пользу федеративной структуры судов.

Учитывая крепкие исламские традиции эмиратского общества, не может быть также полностью осуществлен переход с исламской системы права на светскую систему.

Вторая проблема эмиратской судебно-правовой системы является кадровой и образовательной. С момента образования федерации до конца прошлого столетия судьями федеральных судов первой инстанции и федеральных апелляционных судов, а также в местных судах отдельных Эмиратов, являлись иностранные специалисты, преимущественно, выходцы из арабских стран.

В рамках общегосударственной политики «эмиратизации» трудовых ресурсов ОАЭ, с конца 1990-ых годов большинством назначаемых судей стали граждане ОАЭ. Вместе с тем, в настоящее время в Эмиратах не созданы учебные заведения, выпускники которых полностью соответствовали бы квалификации судей. В этой связи, большинство эмиратских судей получили исламское либо светское юридическое образование за пределами ОАЭ.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прячься ! ............ ИДЁТ.

Источник цитаты (орган): Сайт газеты "Мегаполис" (http://www.megapolis.kz) [20.03.2006]

Странный маньяк

В Актобе объявился маньяк, :leb:

:alc::biggrin::laugh:

который нападает на девушек. :wub:

В пресс-службе ДВД области с комментариями были немногословны. Здесь напрочь отрицают возможность существования маньяка, а по поводу данного нападения ссылаются на расследование.

А чё, :sad:

у ВАС война началась? :smile::smile::good:

В Актобе подростки выходят на тропу войны

АКТОБЕ. 30 марта. КАЗИНФОРМ /Мирал Джармухамбетов/ – Конфликты подростков двух районов Актобе – так называемых «Шанхая» и «Тайваня» - стали причиной продолжавшихся в течение двух дней «разборок» между ними, сообщает корреспондент Казинформа.

Криминальный сленг здесь вполне уместен – массовые драки с применением холодного оружия и штакетников были нешуточные: два подростка попали в больницу с ножевыми ранениями, еще восьмерых избитых юношей госпитализировали с различными серьезными травмами. У большинства пострадавших сотрясение мозга.

В драках участвовало, по неофициальным данным, от 100 до 150 подростков. В первый день полицейские задержали 33 человека. На следующий день – еще 21.

Все это случилось в конце прошлой недели, но информация о массовых драках какое-то время была закрытой. Сами полицейские в субботу, 25 марта, собрали в городском Дворце школьников всех директоров школ города и, обрисовав им картину подростковых взаимоотношений на текущий момент, строго предупредили их об ответственности за действия своих учеников и усилили патрулирование города. Родителей попросили не выпускать детей на улицы.

С понедельника информация о молодежных драках была также недоступна. И только во вторник вечером, 28 марта, корреспонденту Казинформа стало известно о пострадавших, которые находятся в больнице скорой медицинской помощи, и о других подробностях.

А сегодня в школе №20 – эпицентре прошедших подростковых «войн», состоялся «круглый стол» с участием работников образования, культуры, спорта, медицины, правоохранительных органов, акимата, родителей, различных НПО.

Как занять подростков? Как направить их энергию в нужное русло? Почему, несмотря на действующее ограничение, подростки допоздна гуляют по улицам, сидят в компьютерных клубах? Почему во дворах вместо спортплощадок появились жилые дома? Вопросов на «круглом столе» было больше, чем ответов.

Ситуация в подростковой среде очень напряженная и непредсказуемая и поэтому требует самого серьезного внимания, изучения и кардинального решения.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ВСЕМ встать! :yel::idea3::yel:

Волна арестов за ВЗЯТКИ докатилась до ВЕРХОВНОГО СУДА :biggrin:

Волна взяток докатилась до Верховного суда РК

Shadow071971, 04.04.2006

Оперативники финансовой полиции республики впервые вышли на отработанную схему получения взяток за удовлетворение жалоб в Надзорной коллегии Верховного Суда Республики Казахстан

По сообщению информированного источника в Агентстве РК по борьбе с экономической и коррупционной преступностью 31 марта этого года ее оперативниками была проведена операция по заявлению гражданина И. Огай о вымогательстве сотрудниками Верховного Суда РК взятки для удовлетворения надзорной жалобы в его пользу.

В ходе успешно проведенных специальных оперативно-розыскных мероприятий в здании Верховного Суда при получении взятки в сумме 5000 долларов США были задержаны двое специалистов – К. Ахметов, главный эксперт надзорной коллегии Верховного Суда и А. Жазылбекова, главный консультант отдела надзорной коллегии Верховного Суда.

По имеющейся информации, согласно состоявшегося разговора между К. Мами и С. Калмурзаевым, сведения по данному делу строжайше засекречены, информация по нему не попала даже в ежедневную сводку совершенных правонарушений с грифом «для служебного пользования».

По сведениям из Верховного Суда, в целях защиты «чести судебной мантии» в данный момент предпринимаются меры для увольнения данных сотрудников «задним числом».

Кроме того, наш источник сообщил, что данная операция впервые была разрешена проведением руководством финансовой полиции в связи участившимися фактами получения взяток по данной схеме, когда специалисты судов служат передаточным звеном для более опытных судей.

Изменено пользователем Валикос

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
This topic is now closed to further replies.

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу

  • Предстоящие события

    Предстоящие события не найдены
  • Recent Event Reviews